(N) Наследие (Пятая гробница)

Добро пожаловать!

Что такое PtL Journal?

От начала времен человечество находилось между миром Света и миром Тьмы...


Приветствуем Вас, Гость, на форуме "PtL Journal". В этом журнале будут запечатлеваться деяния совершенно нетайного общества поклонников сериала "Полтергейст: Наследие". Если вы считаете себя таковым – присоединяйтесь! Также мы будем рады видеть в нашей команде всех любителей (и авторов, и читателей) мистических детективов.


Обязательно прочитайте:

Правила чтения / ведения ЖурналаFAQ по стандартным функциям

Контакты

Отправить e-mail администрации

(N) Наследие (Пятая гробница)

avatar
Angel
Призрак
Призрак

Читает журнал с : 2011-01-24

Сообщений : 16

Записано в Журнал: в Декабрь 2nd 2012, 19:51

Наследие (Пятая гробница)
Автор: Angel
Отказ от прав: все не мое, кроме интерпретации
От автора: попытка описать чувства, мысли любимых героев



От начала времен человечество живет по законам света и тьмы. Наше секретное общество существовало вечно, защищая невинных от созданий теней и ночи. Только посвященные знали наше название: НАСЛЕДИЕ.

Чипоте. Перу.
1969 год.


Гроза бушевала вовсю. Вспышки молний разрезали тьму, выхватывая то тут, то там «куски» деревьев, дороги, неба. Раскаты грома оглушали, заставляли в ужасе содрогаться и со страхом поглядывать на небо, молясь всем известным богам «чтобы пронесло, не задело». Мощные струи дождя безжалостно хлестали по земле, заливая все вокруг, в том числе, автомобиль, с трудом пробиравшийся по размытой дороге. Вода настолько плотной стеной обрушивалась на землю, что шоферу, даже, несмотря на включенные фары и дворники, было непросто рассмотреть направление.
-Esto paratus reditum in abyssum.
Мужчина, сидящий за рулем, неотрывно смотрел на дорогу то и дело, выравнивая автомобиль, стремящийся улететь в кювет. Ему было лет 35. Суровое, загорелое лицо, на котором уже можно было рассмотреть морщинки. В темно-карих глазах застыла тревога, словно мужчина ожидал, что вот-вот произойдет что-то страшное. Его звали Уинстон Райн. На соседнем сидении, вцепившись руками в приборную доску, так что побелели костяшки пальцев, сидел худощавый паренек. При каждом скачке машины он пытался не слететь на пол. Даже невооруженным взглядом можно было заметить его сходство с Уинстоном. Те же черты лица, тот же сосредоточенный взгляд карих глаз. Дерек Райн был копией своего отца.
Уинстон на миг оторвал взгляд от дороги и посмотрел на сына:
-Ты не знаешь, что бы это значило?
Дерек неуверенно произнес:
-Возвращайся в бездну?
Уинстон фыркнул:
-Приготовься к возврату в бездну. Твоя латынь жалкая, когда мне было 15, я хотел стать археологом. Я умею читать и писать на латыни, на древнееврейском и греческом.
Дерек мысленно вздохнул: в этом был весь его отец – само совершенство:
-И поэтому считаешь себя равным богу?
Что мог сказать на это Уинстон? Сын всегда перечил ему, старался все сделать по-своему. И это было неплохо. Плохо было то, что Дереку было неинтересно дело всей жизни Уинстона Райна.
Мужчина недовольно поморщился, вынув из кармана куртки фляжку, сделал большой глоток, и вдавил педаль газа в пол. Взревев, машина рванула вперед, мотаясь из стороны в сторону, и только благодаря Уинстону она не слетела на обочину.
А за окнами хлестал сумасшедший дождь.
Какое-то время в салоне стояла относительная тишина, нарушаемая надрывным ревом мотора, когда машину заносило на очередном повороте.
Отложив фляжку, Уинстон достал из того же кармана смятый лист бумаги. Он бережно разгладил его, и какое-то время внимательно рассматривал изображенный на нем рисунок:
-Ego scio istuc ipsum facere.
На этот раз Дерек особо не задумывался над ответом:
-Чтобы верить, следует знать правду. Профессор Варшберн сказал, что не нужно делать это самому. И что сундуки, которые ты ищешь, могущественнее, чем ты думаешь.
-Я точно знаю, что делаю. Чтобы убить змею, нужно отрезать ей голову. Не забывай об этом, Дерек.
Лист бумаги лег на приборную панель.
В карих глазах мальчишки мелькнуло негодование:
-В них содержатся души демонов!
-Я должен думать о Наследии. Я не могу подвести коллег.
-А как насчет меня? Ты обещал, что этот день мы проведем вместе!..
Негодование сменилось отчаянием, голос предательски задрожал, на глаза навернулись непрошенные слезы. Отношения с отцом для Дерека строились не так ровно, как ему хотелось бы. И уж точно не так, как у других ребят. Уинстон не водил его на воскресный футбол, карусели, не покупал мороженое. Зато Дерек учил латынь, знал почти всех демонов и тех, кто за ними охотился. Назвать это нормальными отношениями было сложно.
Схватив листок с приборной панели, парень выкинул его в окно:
-Я тебе не верю!
Клочок бумаги рухнул в дорожную грязь. Автомобиль резко затормозил. Глаза Уинстона Райна полыхали злобой:
-Что ты делаешь?
Он схватил сына за руку…. Лишь на миг их взгляды пересеклись…,
….боль,...отчаяние,…ненависть,…злость,…надежда,…любовь
Все было в двух скрещенных взглядах,…
…а потом, вырвав свою руку, Дерек молча, отвернулся к окну.
Какое-то движение на дороге отвлекло Уинстона от сына. Свет фар выхватил из темноты мужчину, по внешности – перуанца. Мужчина стоял посреди дороги. Дождь хлестал по его одежде, по небольшому мулу, которого перуанец держал в поводу. Чуть в стороне от мужчины Уинстон заметил девочку, всего несколькими годами младше Дерека. Ее не по-детски серьезные глаза были прикованы к машине приезжих.
Уинстон вновь повернулся к сыну. Злость исчезла, уступив место нетерпению. Их нелегкий путь подошел к концу:
-Жди здесь, понял?
И не дожидаясь ответа, вышел во мрак дождя.
Дерек видел, как перекинувшись с ожидавшим его мужчиной парой слов, отец протянул деньги. Перуанец жестом поблагодарил и кивнул головой девочке. Та встрепенулась, словно ото сна, и на миг исчезла из поля зрения Дерека. Очень скоро она вернулась с факелом в руке, жестом приглашая чужеземца следовать за ней.
Даже не оглянувшись на машину и сына, Уинстон поспешил за своей провожатой. И через секунду стена дождя скрыла от Дерека и перуанца промокших людей.
Еле поспевая за девочкой, Уинстон не особо следил за дорогой. Он заплатил достаточно, чтобы его привели туда, куда ему нужно. Он позволил себе немного помечтать. Его мечта была совсем рядом и скоро, очень скоро он воплотит ее в жизнь. Власть, могущество – все это будет принадлежать только ему.
Девочка привела Уинстона к высокой деревянной лестнице. Подняв голову, Уинстон глянул наверх. Там был заветный вход в не менее заветную шахту. До заветной цели оставалось совсем немного.
Девочка нетерпеливо потянула Уинстона за рукав куртки, приглашая его идти дальше. Ей хотелось побыстрее исполнить свою миссию и уйти из этого страшного места, от этого странного человека.

Оставшись один, Дерек понемногу успокоился. Злость и обида на отца улетучились. Он знал, что Уинстон Райн любит его. По-своему, но любит. Но на первом месте для Уинстона Райна всегда было Наследие.
Шум дождя за окном убаюкивал, успокаивал.

Лестница закончилась где-то далеко наверху, уткнувшись в темное отверстие тоннеля. Райн осмотрелся. Вокруг было сыро и промозгло. Повсюду царили уныние и заброшенность. Между узкими стенами тоннеля пролегали рельсы. Когда-то в этой шахте добывали уголь, сейчас где-то в глубине ее было то, зачем пришел Уинстон.
Он оглянулся назад.
Там был дождь.
Впереди ждала пещера и исполнение всех желаний и мечт.
Внезапно, девочка с шага перешла на бег, так, что мужчина еле поспевал за ней, спотыкаясь на каждом шагу.

Прислушиваясь к шуму дождя, Дерек почувствовал какое-то внутреннее беспокойство. Он еще не мог понять, что это, но на душе стало тревожно. Ему захотелось бежать отсюда как можно дальше, но где-то там, в темноте, был его отец. Дерек не мог бросить его здесь одного.

Несясь по тоннелю, Уинстон все же умудрился отстать от своей проводницы. На миг его охватила паника. Уинстону показалось, что он заблудился и никогда не выберется из этого унылого, узкого коридора. Стены давили. Остановившись, мужчина заставил себя успокоиться, сосредоточиться на главном.
Прислушавшись, Уинстон определил направление.
Свою проводницу он нагнал в пещере. Девочка сидела на коленях перед каким-то предметом, монотонно раскачиваясь и что-то тихо бормоча себе под нос. Уинстон огляделся. Пещера была невелика размером. Всего несколько шагов в длину и столько же в ширину. Он вместе с девочкой  находился прямо в ее центре.
Услышав за спиной дыхание Райна, девочка обернулась. В ее глазах мужчина увидел первобытный ужас. Мгновение она смотрела ему в глаза, а затем, вскочив на ноги, бросилась вон из пещеры, громко крича. Не обращая на нее никакого внимания, Райн подошел ближе к тому месту, где сидела девочка.
Там лежала полузасыпанная землей гробница. Уинстону не нужно было видеть ее целиком. Он и так знал – это то, к чему он стремился не один год. Завороженный зрелищем, мужчина застыл на месте. Весь мир перестал существовать. Был только он и его вожделенная находка. Он не знал, сколько прошло времени, как он ступил в пещеру. Да и какое  значение сейчас играло время?  
Опустившись на колени, Райн начал осторожно раскапывать гробницу. В карих глазах блестело безумие.

Дождь заворожил Дерека. Полностью завладел его вниманием. Дождь дарил видения….
Шахта…
Лицо отца…
Какая-то сила, сбив Уинстона Райна с ног, потащила его прочь…
Животный ужас…

Беспокойство с новой силой захлестнуло юного Дерека. Открыв дверцу машины, он спрыгнул в грязь, под жесткие струи ливня. Дереку показалось, что дождь пошел еще сильнее, словно природа противилась, тому, что он здесь был.
Поежившись и запахнув куртку, паренек побрел назад, пристально всматриваясь себе под ноги. Через пару метров он нашел то, что искал. Смятый лист, который он выкинул, одиноко лежал в грязи. Дерек поднял находку и побежал назад к машине, на ходу расправляя смятую бумагу. В свете фар он внимательно рассмотрел рисунок, нарисованный рукой отца. Там было изображение небольшой шестиугольной гробницы.
Дерек тряхнул головой: его отец играл с силами, неподвластными земным законам. А за это нужно было платить. И один бог знал – какую цену.
Задумавшись, Дерек не заметил, как к нему подошел перуанец, заглянул через плечо. И потерял покой, проклиная себя за то, что согласился на эту авантюру.

Со стороны шахты раздался крик, исполненный ужаса. Дерек одновременно с перуанцем повернулся в ту сторону. Размахивая руками и крича, к ним бежала юная проводница Уинстона Райна. Добравшись до отца, она что-то быстро-быстро начала ему говорить, отчаянно жестикулируя руками и непрестанно оглядываясь на шахту. Как Дерек не вслушивался, он не понял ни единого слова. Одно было ясно – отцу грозит опасность. Не дослушав дочь, перуанец схватил ее в охапку и вдвоем они быстро скрылись в ночи, оставив недоуменного Дерека одного.
Посмотрев еще раз на рисунок, уже наполовину размытый дождем, мальчишка кинулся к шахте.

-Свет и Тьма.Добро и Зло.
На ладони Уинстона лежал, завернутый в тряпицу, ключ старинной работы:
-Вечный баланс.
-Отец?..
Запыхавшийся Дерек остановился возле коленопреклоненного отца. Он не помнил, как добрался до лестницы, проскочил темный тоннель и оказался в этой тесной пещере, освещенной факелами. В нем жила только одна мысль – отец в опасности.
Райн старший, казалось, не заметил сына, все его внимание было поглощено ключом, покоившемся на его ладони.
-Хоронить такое могущество то же самое, что воздвигать плотину. Река все равно найдет путь.
Сняв один из факелов со стены, Дерек придвинулся ближе. Его отец стоял перед полностью очищенной от земли золотой шестиугольной гробницей, полной копией рисунка. Ее бока тускло мерцали в свете факелов. На крышке было прямоугольное отверстие. На передней стенке Дерек заметил замочную скважину и какой-то узор вокруг нее. Приподняв факел повыше, мальчишка рассмотрел извивающегося дракона. Гробница завораживала, манила. Была в ней сокрыта какая-то мощная энергия. Какая – Дерек еще не знал. Но уже смутно догадывался – это чистейшее, изначальное Зло. Он поднял взгляд на отца:
-Что ты делаешь?
Уинстон сунул ключ в скважину:
-Я должен знать всю правду.
Глаза Дерека от ужаса расширились:
-Нет, не надо!
Отбросив факел в сторону, он схватил отца за руки, стараясь не дать повернуть ключ. Не теряя времени на убеждения, Уинстон ударил сына так, что тот отлетел на кучу мусора, сложенного в противоположном конце пещеры. Уинстон Райн даже не повернулся в его сторону. Его внимание было полностью сосредоточено на гробнице. С усилием он повернул ключ.
Замер…
Очнувшись от удара, Дерек сделал еще одну попытку остановить отца:
-Папа, пойдем отсюда.
Медленно, очень медленно Уинстон повернулся к сыну. На губах мелькнуло подобие улыбки. На какое-то время безумие исчезло из карих глаз. Перешагнув через гроб, Райн протянул Дереку руку:
-Ты хочешь уйти? Дай мне руку.
А за его спиной, из недр гробницы вырвался сноп голубого света.
Душа Дерека затрепетала:
-Папа…
Уинстон не видел, как свет стал серым, растекся в стороны, превращаясь в туман, и в мир явился Скелет с красными, как угли преисподней, горящими глазами. Дерек съежился:
-Папа…
Проследив за его взглядом, Райн обернулся. Было поздно. Демон взвизгнул, свалил его с ног и с силой швырнул к выходу в тоннель. Ломая своим телом какие-то доски, Уинстон приземлился на пол. Охнул, потеряв на миг сознание.
В ужасе Дерек попытался вжаться в холодную стену пещеры. В голове всплыло видение, которое было ему дано в автомобиле:
-Папа!...
С трудом поднявшись на ноги, он бросился к неподвижно лежащему отцу. Попытался поднять его. Не получилось. Не хватило сил. А Демон развернулся для нового удара. Его не интересовал Дерек, Райн-старший был его добычей. Уцепившись за ноги мужчины, Скелет с силой дернул его в сторону гробницы.
-Папа!...
Дерек схватил отца за руки. В голосе мальчишки билось отчаяние:
-Папа, нет.
Силы оказались неравными. Сыновья любовь не могла победить силу изначального зла.
Разрываемый между Демоном и сыном, Уинстон пришел в себя. Он уже знал, что обречен. Он ошибся в расчетах и вместо власти и могущества получит смерть. Разбудивший Зло, должен был оплатить этот счет.
-Дерек, ключ! Ключ!
Райн, влекомый демонической силой, неуклонно приближался к гробнице. Но и Дерек не собирался сдаваться:
-Папа! Нет!...
-Ключ! Ключ!
Наконец сообразив, о чем твердит отец, Дерек кинулся к гробнице. Всего лишь один поворот ключа и Демона с визгом затянуло в ее недра. Потусторонний свет погас. После него огонь факелов показался Дереку слишком тусклым. Но это было не важно. Мальчишка устало опустился на колени перед отцом, лежавшим неподалеку от гробницы. Только сейчас Дерек обратил внимание, каким усталым было  его лицо, какая грусть залегла в глубине карих глаз.
Уинстон с трудом разлепил губы:
-Дерек, прости меня.
Слезы катились по щекам мальчишки:
-Я вытащу тебя отсюда.
Дерек и сам слабо верил в свое обещание. Ему просто не хватит сил вытащить отца из этой пещеры и дотащить до машины в одиночку. А ждать помощи было неоткуда.
Понимал это и Уинстон. С каждой минутой силы покидали его. Медлить было нельзя. Сняв с руки перстень, он вложил его в руку сына. На сей раз в глазах отца Дерек увидел Любовь. Безграничную Любовь ни к Наследию, главой которого был Уинстон Райн на протяжении многих лет, ни к коллегам, а к нему – Дереку. А еще мальчишка прочитал в глазах отца страх. Страх за него, за Дерека.
-Не нужно, отец.
Уинстона грустно улыбнулся:
-Ноша теперь твоя. Навсегда.
Со слезами на глазах Дерек смотрел на золотой перстень-печатку. На фиолетовом фоне - латинская буква L. Атрибут главы Дома. В этой темной пещере он прощался с отцом, умирающим на его руках. Встретившись хоть раз с древним Демоном, невозможно остаться в живых. И все что ему досталось – кольцо главы Наследия, дело, которому посвятил всю свою жизнь его отец, Уинстон Райн. А еще безмерное чувство вины, возложенное Дереком на самого себя за гибель отца.

Сан-Франциско.
Наше время.


Гроза бушевала над Сан-Франциско. Громовые раскаты сотрясали воздух, всполохи молний высвечивали тут и там дома и улицы, редких прохожих, спешащих побыстрее укрыться под крышей, найти приют и тепло.
Один из таких всполохов осветил далеко в океане величественный замок, высотой с 8-ми этажный дом. Замок стоял прямо в центре небольшого острова Ангела, что совсем недалеко от Сан-Франциско. В этот дождливый вечер все его окна были освещены мягким желтым светом, как бы приглашая войти и укрыться от непогоды. Вокруг замка раскинулся огромный парк. Кроны деревьев заслоняли небо, создавая надежный полог. В ясный день солнце с трудом пробивалось сквозь листья, бросая на землю причудливые тени. В глубине парка, на берегу небольшого озера пряталась под раскидистой кроной дуба  уютная беседка, в летнюю жару спасающая от солнцепека. А ближе к самому замку были разбиты цветочные аллеи. Разнообразие цветов поражало, казалось, здесь были собраны все известные сорта растений. Но предпочтение хозяева замка отдавали розам. Они благоухали, наполняя воздух нежнейшим ароматом.
От входа замка, вглубь парка вела аллея, посыпанная мягким океанским песком, заканчиваясь у фонтана, выполненного в виде огромной чаши, с возвышавшимся над ней грозным Посейдоном.
С другой стороны замка была оборудована посадочная площадка, на которой застыл черный вертолет, с виду напоминающий грозного орла.
Вход в замок охраняли два грифона.
А всего в нескольких метрах от такого великолепия негромко шумел не менее величественный океан. Обитатели замка могли слышать его спокойный шелест или возмущенный ропот.
Сегодня океанские волны в ярости бились о берег в такт раскатам грома.
Внутренняя обстановка замка не уступала внешнему виду. Стены всех комнат были обиты панелями из красного дерева и палисандра. А сами комнаты - снабжены специальной подсветкой, придающей помещениям уютный вид.
Огромный холл был заставлен предметами старины. Входящих во внутрь, встречали два средневековых рыцаря. Картины известных мастеров, вперемешку с изящными бра украшали стены. На полу лежал большой пушистый ковер, по которому хотелось пройтись босиком, ощутив его мягкость.
Сразу за холлом находилась большая гостиная с огромным камином, уютными креслами, кучей книг и великолепным черным роялем. Особой достопримечательностью гостиной был старинный меч, уютно расположившийся прямо над камином.
Одна из дверей гостиной выводила в кухню. Вполне современную и уютную. Центральная стена ее представляла собой огромнейшее окно, с видом на Сан-Франциско. Особенно красивый вид был по вечерам, когда небоскребы города освещались, и свет их отражался в водах Тихого океана.
Был в замке и бассейн. Он занимал солидную площадь в одной из башенок замка. Стеклянная крыша, под которой он находился, позволяла солнцу в летний период прогревать воду до состояния парного молока.
На втором этаже были спальни для обитателей замка и комнаты для их гостей.
И наконец, третий этаж был отдан библиотеке. Стены от пола до потолка занимали стеллажи, набитые книгами. Здесь было все: от рукописей до современных изданий. На полках можно было найти такие экземпляры, о которых большинство ученых даже и не слышали. В центре комнаты стоял стол, способный вместить достаточное количество человек.
Рядом с библиотекой был рабочий кабинет. Его обстановка, на фоне всего остального, была прямо таки спартанской. Стол, компьютер, шкаф, диван. Вот, пожалуй, и все. А что еще нужно для работы?
Не обошлось и без небольшого музея старинных вещей. В большинстве своем это были магические артефакты, о которых знали только избранные.
И, конечно же, какой уважающий себя замок обойдется без подвальных помещений. Этот особый мир тянулся по всей площади строения, и возможно, что даже обитатели его знали не обо всех укромных уголках. Под темными сводами подвала царило, на первый взгляд, полное запустение. Здесь было сумрачно, всюду висели клочья паутины. То тут, то там стояли, лежали и просто были свалены груды вещей, запечатанные ящики и коробки. Тому, кто попал сюда впервые, могло показаться, что сейчас раздастся загробное уханье и появится ужасное привидение.
Как и положено старому замку, этот хранил в себе места, о которых мало кто догадывался, а порой и сами хозяева не знали, что находится за той или иной стеной. Замок умел хранить свои тайны. Но наступало время, когда все тайное становилось явным.

В эту темную, дождливую ночь, по центральной дорожке, ведущей прямо к главному входу, подъезжали, одна за другой, машины. Свет фар освещал небольшое крыльцо, массивные двери с эмблемой в виде изящно выведенной заглавной L, а на стене высвечивал бронзовую табличку, гласящую «Фонд Луна».
Замок, вместе с хозяином доктором Дереком Райном, принимал гостей. Очень редко здесь собиралось одновременно такое количество людей. Солидные мужчины, шикарные женщины в вечерних туалетах. Группами и поодиночке они рассыпались по комнатам замка, рассматривая интерьер, картины, ведя неторопливые беседы. И ожидая хозяина.
-Выступ был посреди водопада и за ним. Там и стоял автобус.
Возле камина стояли молодые люди: парень и две девушки. Парень, мило улыбаясь одной из девушек, блондинке, рассказывал захватывающую историю. На вид ему было года 23, темноволосый, темноглазый с озорной улыбкой. Один из обитателей замка.
Ник Бойл.
Несмотря на мальчишески задорный вид, за спиной Ника был большой жизненный опыт-3 года службы в ВМФ США, в подразделении «морские котики». Ник специализировался на подрывных работах, был отменным снайпером, в совершенстве владел приемами рукопашного боя и любыми видами оружия. Его слабостью были скорость и автомобили.
Темноволосая девушка с поразительно голубыми глазами, в изящном вечернем платье, слушая рассказ Ника, скептически улыбнулась. Джулия Уокер прекрасно знала способность своего парня к приукрашению собственных подвигов. Она помалкивала, делая вид, что рассматривает вино в бокале, который держала в руке.
Блондинка искренне удивилась:
-Как вы к нему добрались?
-Мы натянули трос, прицепили карабин, и я перелез туда.
Взгляд Ника был серьезным и лишь где-то в глубине карих глаз прыгали чертики. Но лишь тот, кто очень хорошо знал Ника, мог их заметить.
Блондинка склонила голову:
-Неужели?
Ник кивнул:
-150 метров.
Джулия фыркнула, заметив боготворение в глазах блондинки.
Какое-то движение заставило Ника посмотреть в сторону двери. Джулия обернулась следом. В комнату вошла очаровательная мулатка. С улыбкой она осмотрела гостей, кому-то кивнула, с кем-то поздоровалась лично.
Алекс Моро – еще одна обитательница замка и член Наследия. У Алекс был врожденный экстрасенсорный дар, перешедший к ней по женской линии рода. Она – эмпат, запросто могла определить эмоциональное состояние человека. Возможно, именно это позволило ей стать первоклассным психологом, частенько помогающим своим друзьям в трудные минуты, хотя по образованию Алекс была археологом, исследователем и реставратором.
-Леди и джентльмены, прошу внимания.
Подождав немного, пока внимание гостей сфокусируется на ней, она продолжила:
-Прошу перейти в соседнюю комнату. Спасибо.
Улыбнувшись, она еще раз окинула гостей взглядом, разыскав Джулию и Ника:
-К тебе это тоже относится, Ник.
Не дав парню возможности возразить, Алекс вышла из комнаты.
Кивнув блондинке, Джулия взяла Ника под руку:
-Мне рассказать конец истории?
Уже на ходу, парень попрощался с белокурой девицей, полностью игнорируя вопрос Джулии:
-Пока.
Джулия не отставала:
-Она становится все интереснее.
Заглянув в любимые небесного цвета глаза, Ник улыбнулся:
-Зачем? Ты же была там.
Дружески подкалывая друг друга, они добрались до гостиной, где были уже почти все гости.
Напоследок Джулия парировала:
-И, насколько я помню, спасла твой зад.
На заявление подруги Ник выразил искреннее удивление:
-Неужели?
В центре комнаты, куда они вошли вместе с гостями, стояла Алекс. Продолжая улыбаться, она объявила:
-Леди и джентльмены! С удовольствием представляю вам главу фонда Луна доктора Дерека Райна.
Раздались аплодисменты.
-Спасибо.
Аплодисменты стихли. Воцарилась тишина. Перед гостями стоял мужчина с горделивой осанкой, благородными чертами лица, карими глазами, в которых внимательный человек мог заметить затаенную грусть, несмотря на мягкую улыбку, игравшую сейчас на его лице. В его темных, слегка волнистых волосах уже пробивались серебряные пряди, хотя на вид ему можно было дать лет 40 с небольшим.
За плечами Дерека была сложная судьба. С детства он, как и Алекс, обладал Дарам видения. И не всегда Дар приносил счастье. Для Дерека он был скорее проклятием, сделавшим его замкнутым, одиноким человеком, несмотря на руководство Наследием.
Прошло 27 лет после событий, случившихся в Чипоте, в Перу, когда в заброшенной пещере на руках своего сына умер Уинстон Райн. Сегодня в докторе Дереке Райне с трудом можно было узнать того перепуганного 15-летнего мальчишку, получившего Наследие от своего отца.
Воспоминания о тех событиях прочно запали в его душу. Все эти годы Дерек думал, что было бы не успей он закрыть тот гроб, или наоборот, сумей он отговорить отца идти в пещеру.
Все эти годы Дерек жил с болью в душе, возлагая всю вину за случившееся только на себя, хотя и понимал, что отговорить отца не смог бы никто.
Уступив место Дереку, Алекс присоединилась к Нику и Джулии. Дерек мягко улыбнулся:
-Спасибо. Мой отец, Уинстон Райн, основатель фонда Луна, считал своим девизом латинскую пословицу: «Чтобы верить, нужно знать правду».
В глазах Дерека мелькнула грусть. Как много они с отцом не успели сделать вместе.…А теперь уже поздно.
Дерек отогнал от себя непрошеные мысли:
-В поисках правды он и погиб во время обвала, в этот же день, 27 лет назад. Мой отец основал фонд Луна в надежде, что артефакты, найденные в разных уголках мира, откроют человечеству путь к лучшей жизни. Сегодня я имею честь подарить эту статуэтку 13 века - Мадонна с младенцем.
Дерек сорвал со стоявшей рядом с ним статуэтки ткань, явив ее гостям. Присутствующие замерли. И было отчего. Перед ними возникло чудо. Скульптор сумел передать всю нежность взгляда женщины, всю любовь Матери к ребенку. Казалось, скульптура излучала Свет, распространяя на окружающих покой и умиротворение.
Всего лишь на миг Дерек задержал на Мадонне взгляд:
Девочка в красном пальто и красном берете…
Ужас…

Он вздрогнул. Видение длилось секунды, за это время мужчина успел пережить весь ужас, испытываемый девочкой.
Обведя взглядом притихших гостей, Райн остановился на Алекс, Нике и Джулии. У всех троих был тревожный взгляд, безмолвно спрашивающий, что случилось.
Дерек еле заметно качнул головой, успокаивая друзей. За него волновались. Его Любили. Эти трое были его семьей.
Взяв себя в руки, Дерек улыбнулся, поднял бокал вина:
-Тост в честь моего  отца, чье наследие будет с нами всегда.
Зазвенели бокалы. В гостиной вновь зазвучали голоса и засияли улыбки. Вот только во взгляде доктора Райна  искорки радости на сегодня погасли.
Пригубив напиток, он задумчиво посмотрел на Мадонну с младенцем.

Гости разошлись далеко за полночь. Огни погасли. Замок опустел. В многочисленных комнатах повисла тишина. Впрочем, нет. Тишину нарушало потрескивание свечей и звуки рояля. Нежная мелодия разносилась по опустевшим комнатам. Была в ней какая-то грусть.
Пальцы Дерека легко скользили по клавишам, извлекая из инструмента ту самую грусть, которая парила в ночном замке, однако, мысли мужчины были сейчас далеко отсюда. В карих глазах плескалась боль. Боль всех прожитых лет.
Мелодия набирала темп.
Девочка в красном бежала среди надгробий…
Уинстон Райн, влекомый древней силой, умолял сына:
-Дерек, ключ!
15-летний паренек в испуге кричал:
-Папа, нет!..

Мелодия оборвалась на полуноте.
Словно очнувшись от сна, Дерек вскочил на ноги и выбежал из комнаты. Через минуту он уже был в библиотеке. Добравшись до нужного стеллажа, придвинул лестницу. Пробежав глазами по полкам, бережно снял несколько тетрадей в кожаном переплете. Дневники его отца, Уинстона Райна содержали информацию о магических артефактах и их использовании. Они были в своем роде уникальны. Многие уже пытались заполучить их.
Дерек помедлил, прежде чем открыть один из них. На свет появилась старая фотография: ему 15, он рядом с отцом, в Перу.
Девочка в красном сидела перед шестиугольной гробницей. Ее рука медленно, но неуклонно протянулась к ней…
Уинстон Райн, влекомый демонической силой…
Юный Дерек…
Девочка в красном обернулась, взглянув прямо в глаза
доктора Дерека Райна…

-Дерек?
Очнувшись, он посмотрел вниз. Посреди холла стояла, запахивая халат, Алекс. Ее встревоженный взгляд впился в Дерека. Тряхнув головой, отгоняя видение, Дерек быстро проговорил, собирая дневники отца в кучу:
-Приведи остальных. Быстро.
Не говоря ни слова, девушка отправилась выполнять желание друга. Она хорошо знала Дерека, полностью доверяя ему. Не раз он спасал ей жизнь, не раз доверял свою.

Спустившись вниз, Дерек подошел к красивому панно, расположенному на стене в гостиной и изображавшему карту древнего мира.
Остановился.
Замер.
По его лицу скользнул луч сканера, задержавшись на сетчатке глаза. Спустя миг Дерек сделал шаг прямо в стену…
Пройдя через силовое поле, он оказался в зале управления. Это было одно из тайных помещений замка, и сильно отличалось от остальной его обстановки. Здесь не было старинных вещей, древних рыцарей, изящных вещичек. Здесь царила вполне современная техника: тихо гудели мощные компьютерные терминалы, занимая большую часть комнаты. На стенах была куча экранов и мониторов различного размера, подробная карта мира. Посреди комнаты на невысокой тумбе парила спроецированная модель земного шара.
Быстро Дерек преодолел расстояние от входа до одного из компьютеров. Пробежав по клавишам клавиатуры, вошел в базу
данных Наследия, затребовав файл Уинстона Райна. В свою очередь, компьютер потребовал от Дерека пароль, чем вызвал его недовольное ворчание:
-Компьютеры…
-Дерек?
Позади мужчины стояла Алекс и внимательно следила за противостоянием машины и человека. Наконец компьютер сдался, открыв запрашиваемый файл. Напряженным взглядом Дерек впился в экран монитора. Не дождавшись ответа, девушка подошла ближе:
-В чем дело, Дерек?
-Сегодня у меня было видение маленькой девочки на кладбище.
Карие глаза не отрываясь, изучали файл.
-Я видел ее возле деревянного сундука. Гробницы.
Прочитав до конца, Дерек повернулся к Алекс. Та удивленно приподняла бровь:
-Гробницы?
Мужчина кивнул:
-Я пытаюсь найти досье отца. Помоги мне. Поищи там упоминание о кельтских крестах. Кладбище недалеко от моря. Там может быть маленькая деревня.
Бросив последний взгляд на монитор, Райн шагнул к выходу.
Алекс склонилась над компьютером:
-Хорошо. А почему досье отца? Дерек?
Обернувшись, она обнаружила его уже на выходе. Замерев на месте, Дерек медленно повернулся к девушке. Карие глаза потемнели:
-Просто поищи.
И не сказав больше ни слова, шагнул за стену силового поля.
Ник уже спускался вниз, когда его догнала Джулия, на ходу натягивая свитер:
-В чем дело?
Получив в ответ лишь красноречивое пожатие плечами, она не стала вдаваться в дальнейшие расспросы, молча следуя за другом. Подобные ночные пробуждения были для них не в новинку.
Выйдя из комнаты управления, Дерек спустился в гостиную. Выдвинув один из ящиков стола, вынул железную вещицу с виду напоминающую кастет. Опустил в карман и тут же обернулся на шум шагов. На нижних ступенях лестницы стояли Джулия и Ник.
-Идите за мной. Есть работа.
Не оглядываясь, Дерек быстрым шагом направился в сторону двери, ведущей в подвал.
По небольшой, каменной лесенке, все спустились вниз. Шагая широкими шагами, легко ориентируясь практически в кромешной тьме, если не считать небольшой, тусклой лампочки под самым потолком, Дерек рассказывал:
-Я сказал, что мой отец погиб случайно.
Ник удивленно посмотрел на него:
-Во время обвала? Верно?
Дерек остановился. Взгляд его глаз замер на парне с девушкой, голос дрогнул:
-Я соврал. Это был не обвал.
Развернувшись, Дерек продолжил путь. Ник и Джулия переглянулись между собой, отказываясь что-либо понимать.
На ходу Дерек достал из кармана кастет, надел его на руку. Обойдя стол, заваленный старыми вещами, остановился перед углублением в стене. Поднес руку с кастетом к пазу. Один поворот – и стена отъехала в сторону. Дерек шагнул за порог, жестом приглашая Ника и Джулию следовать за ним. На лицах молодых людей читалось откровенное удивление. До этого времени они не подозревали о существовании открывшейся перед ними комнаты.
Помещение оказалось небольшим, с низким каменным потолком, темной, и заваленной сложенными в кучи ящиками.
Пройдя немного вперед, Дерек зажег лампу, висевшую под потолком. Вскрыл первый попавшийся ящик. В ящике оказалась небольшая, шкатулка шестиугольной формы. Ник с Джулией не говоря ни слова, наблюдали за ним, и ждали объяснений. А то, что они последуют, парень с девушкой не сомневались ни на миг. Первой пришла в себя Джулия:
-Сколько оно здесь пролежало?
Поставив шкатулку на соседний ящик, Дерек поднял голову:
-Слушай внимательно. Мой отец погиб ища это.
Он кивнул в сторону шкатулки. И тут же вскрыл еще один ящик, поставив рядом с первой шкатулкой вторую.
-Древние манускрипты говорят, что Господь поручил пяти своим Ангелам следить за людьми.
Рассматривая шкатулки, Джулия уточнила:
-Наблюдатели, лишенные милости?
Дерек кивнул:
-Точно. Ник, поможешь открыть ящик?
-Да.
Парень пробрался к ящику, на который указал Дерек:
-Пять грешных Ангелов совокуплялись с женщинами, которых должны были охранять.
Ник справился с ящиком, и рядом с двумя шкатулками появилась третья.
-Друиды схватили их, и заточили в этих сундуках.
Дерек поставил рядом с уже выставленными четвертую шкатулку. На мгновение в комнате воцарилась тишина.
Ник внимательно рассмотрел шкатулки. На первый взгляд, все они были одинаковыми. Однако, присмотревшись, он с удивлением заметил их отличия. Первая была золотой, с извивающимся драконом вокруг замочной скважины. Вторая – серебряная с орнаментом из двух змееподобных драконов. Третья выполнена из бронзы с изображением двух львов. И наконец, четвертая была каменной, зеленовато-серого оттенка. Вокруг ее замочной скважины расположились два грифона. Были у шкатулок и общие черты. Все они были изготовлены с мастерством, присущим истинному художнику. Все были одинаковой шестиугольной формы.
На крышке каждой из них была прямоугольная прорезь, а на боковых стенках - изображение ладоней, заслоняющих одна другую.
Ник поднял голову:
-Ты сказал, что их было пятеро, а сундуков только четыре.
Дерек коснулся одного из ящиков:
-Мой отец погиб, когда нашел этот. И я должен был продолжить его дело. На протяжении этих лет я смог найти еще три. Чтобы их уничтожить, нужно найти все. И сегодня я видел в видении последний из них.
Дерек замолчал, давая друзьям осознать услышанное. Тишину нарушил голос Алекс:
-Дерек, Дерек.
-Я здесь.
Нерешительно девушка вошла в комнату. Ее взгляд не отрывался от шкатулок, выставленных в ряд:
-Господи…
Со шкатулок она перевела взгляд на Дерека. Выражение его лица сказало Алекс о многом. Не нужно сейчас задавать вопросы. Они лишние. Не нужно ни о чем спрашивать. Он все скажет сам. Нужно просто быть рядом.
Дерек очнулся, справившись с ненужными сейчас воспоминаниями:
-Чтобы впустить в мир первородное Зло, все пять сундуков нужно расположить в форме пентаграммы. Тогда можно вызвать Сатану.
Взгляд голубых глаз Джулии впился в Дерека:
-Что будет потом?
-Только Господь знает, что тогда будет.
Райн повернулся к Алекс:
-Так, что ты нашла?
-Кладбище и кельтские знаки имеют отношение к несчастному случаю, который произошел два дня назад.
Дерек придвинулся ближе к Алекс, ловя каждое слово.
-Пять юных археологов погибли во время обвала.
-Где?
-В Ирландии.
Лишь на миг Дерек задумался, а потом слегка улыбнулся:
-Я знал, что это правда.
И словно убедив в чем-то сам себя, повторил:
-Я знал…

Коннемара.
Ирландия.


Природа Ирландии потрясающе красива в любое время года. Сейчас она просыпалась от зимней спячки, сияя в лучах солнца юной зеленью. Синь рек гармонично перекликалась с изумрудом полей и лесов. Касаясь верхушек деревьев, легкий ветерок играл молодыми листочками, обрывая по неосторожности некоторые из них. Зелеными корабликами они падали на синь реки и уносились ее течением вдаль. А над всем этим великолепием простиралось безбрежное голубое небо с белыми барашками облаков.
Но, как и водится, не бывает только радости на Земле. Чтобы быть абсолютно счастливым, человек должен пройти испытание болью. Чтобы мир считался идеальным, в нем должно быть место печали.
Под безбрежностью голубого неба, в лучах весеннего солнца купалось и нежилось небольшое кладбище. На зеленой лужайке, в хаотическом беспорядке были разбросаны каменные надгробия. Несмотря на это, всюду царили порядок и ухоженность: дорожки подметены, на могилках аккуратно стояли цветы. Даже забор, отделяющий кладбище от океана, ворчащего всего в нескольких метрах от него, был аккуратным и побеленным.
Кладбище было пустынным, лишь на свежих могилах кладбищенский смотритель наводил порядок, разравнивая и утрамбовывая землю, да молодая женщина с девочкой, одетой в красное пальто и таком же красном берете, медленно пробирались вдоль могил, отыскивая нужную. Они остановились  возле двух аккуратных надгробий.
Надпись на одном из них гласила: Корриган Коннор, 1982-1995, любимый сын.
-Здесь лежит твой братик.
В голосе женщины была печаль. На вид ей можно было дать лет 35. Стройная, с белокурыми волосами, карими большими глазами, сейчас подернутыми поволокой печали. Рэйчел Корриган, успешная женщина, признанный психиатр. Еще совсем недавно у нее было все: работа, семья, любимый. А сейчас…
Сейчас осталась работа, дочь и память…
Год назад в автокатастрофе она потеряла сына и мужа. Рэйчел болезненно переживала гибель своих родных, любимых мужчин. Да и кто останется равнодушным к Смерти.…
И только дочь, маленькая Кэтрин была той соломинкой, за которую держалась женщина, ради которой продолжала жить.
Восьмилетняя Кэт унаследовала от матери красоту: большие темные глаза, обрамленные пушистыми ресницами, казались бархатными, каштановые локоны в буйном беспорядке выбивались из-под берета и падали на плечи.
А еще была в биографии женщины маленькая деталь, о которой она и не подозревала – она была потомственной ведьмой, обладающей силой, но не умеющей эту силу применять.
Рэйчел повернулась в сторону второй могилы:
-А здесь папа. Хочешь подарить ему цветы?
Кэтрин склонилась над могилой отца и положила букетик цветов. Корриган Патрик, 1958-1995 гласила надпись на этом надгробии. Девочке, как и матери не хватало отцовской любви, его сильных рук, смеющихся глаз. Ей не хватало проделок старшего брата, с которым они частенько шалили и проказничали.
По щекам Рэйчел бежали слезы. Она постоянно думала о счастливых годах, прожитых вместе с Патриком, рождение детей. Она вспоминала ту катастрофу, унесшую ее родных.
Оторвавшись от своего занятия, смотритель поднял голову и всмотрелся в женщину:
-Вы вдова? Верно ведь?
Рэйчел кивнула:
-Да.
Старик продолжил:
-Вы не помните меня по похоронам. А я вас да, и их, американцев.
Он кивнул на могилы Коннора и Патрика.
-Отца и сына. Что с ними случилось?
-Авария. Дома. В Калифорнии.
-Около года назад?
Женщина кивнула:
-Да.
-Долгая дорога к вечному покою.
-Мой муж хотел, чтобы его похоронили здесь, где он родился.
-Сколько вы здесь пробудете?
Рэйчел удивленно посмотрела на смотрителя:
-Прошу прощения?
-Я должен вас предупредить. Видите эти пять свежих могил?
Он указал на надгробия, которые только что убирал:
-Дураки лазили по пещерам, называли себя спелеологами.
Старик медленно поднялся на ноги. Он был очень старым, морщины избороздили его лицо, седые волосы выбивались из-под кепки лохматыми прядями. Однако глаза смотрели зорко и внимательно, замечая все, что творилось вокруг. Казалось, он знает то, чего не знают окружающие его люди.
Опираясь на палочку, старик подошел к женщине и ребенку. Кэтрин боязливо прижалась к матери. Смотритель остановился, опираясь на батожок:
-Попали под обвал. Их убил сам дьявол. Они искали его и нашли. Поэтому не оставайтесь здесь дольше, чем нужно. Это мой вам совет.
Посмотрев еще раз на могилки Корриганов, старик отошел в сторону. Рэйчел улыбнулась дочери:
-Все хорошо. Он смешной, правда?
Она старалась успокоить дочь, вот только на душе у нее самой было тяжело. Вздохнув, Рэйчел склонилась над могилой сына.
Внезапно, по кладбищу прошелестел ветерок, всколыхнув траву, верхушки деревьев. А девочке послышался голос, зовущий ее по имени. Этот голос Кэт очень хорошо знала. Она подняла голову и осмотрелась. Всего в нескольких шагах от нее стояла статуя Мадонны с младенцем на руках…

Рэйчел коснулась рукой памятника на могиле сына:
-Мальчик мой…
Ее сердце обливалось кровью. Непрошеные слезы катились по щекам. Погруженная в свои мысли, Рэйчел забыла обо всем на свете. Она вспоминала. Вспоминала смех сына, сильные руки мужа. Память унесла ее в те времена, когда все они были счастливы. А еще она помнила тот страшный день, когда ее счастье рухнуло в единый миг.
Память вытаскивала все новые воспоминания, унося Рэйчел в прошлое. Погруженная в них, женщина не видела как ее дочь отошла от нее. Она не видела, как Кэт дотронулась рукой до статуи Мадонны….
Статуя Мадонны в небольшой комнате…
Шестиугольная деревянная шкатулка с резьбой.
Со стола упала и разбилась статуэтка Мадонны…

Ошеломленная видением, Кэтрин побежала с кладбища.
На зов голоса.
Но Рэйчел этого тоже не заметила…

-Примите мои соболезнования.
Очнувшись, Рэйчел оглянулась. Рядом с ней стоял все тот же смотритель кладбища. Сквозь слезы женщина попыталась улыбнуться:
-Спасибо.
Старик опустился на колени рядом с Рэйчел. Вынул из ее рук букетик цветов:
-Все что я могу – поддерживать порядок на их могилах.
Букетик аккуратно лег на земляной холмик.

Придерживая берет рукой, Кэт бежала вдоль стены, ограждающей кладбище к выходу. Ее звал голос.
Рэйчел была благодарна старику за сочувствие и поддержку. Сейчас ей как никогда нужно было с кем-то поделиться горем. Выговориться. Она достала из сумочки фотографию, улыбнулась:
-Это старое фото. Но оно мое любимое.
С фотографии задорно улыбались Патрик и Коннор. Рэйчел указала на молодого темноволосого мужчину:
-Это Патрик.
Рука нежно скользнула по изображению светловолосого мальчишки:
-А это Коннор.
Слезы вновь потекли по щекам. Поспешно вынув из кармана платок, женщина прижала его к глазам:
-Извините. Иногда не могу сдержаться.
Смотритель улыбнулся:
-Он похож на вас. Такие же чертики в глазах. Симпатяга.
Рэйчел невольно ответила улыбкой:
-Спасибо. Хотя я его разбаловала. Как и Кэтрин.
Она оглянулась в поисках дочери:
-Кэтрин?
Вокруг никого не было. В испуге Рэйчел вскочила:
-Кэт?
Ответом был шелест океана да легкий ветерок,всколыхнувший траву между могилами.
Паника охватила женщину. Она не переживет, если с дочерью что-нибудь случится. Она никогда себе этого не простит. Рэйчел заметалась по кладбищу:
-Кэтрин?
Опираясь на палочку, сторож поднялся на ноги и тоже осмотрел свои владения:
-Только что она была здесь.
-Кэтрин!?
Рэйчел уже бежала к выходу с кладбища. Страх ледяными пальцами вцепился в душу, рвал ее на части.
Проводив женщину взглядом, старик тихонько вздохнул:
-С детьми одни хлопоты.

Рэйчел бежала по мощеным улицам деревни и, не переставая, звала дочь:
-Кэтрин! Кэтрин!
В глазах бился страх.
-Мэм, сюда.
Она остановилась, услышав окрик. Он словно окатил ее холодной водой. Мысли упорядочились.
Обернулась.
Перед ней стоял мужчина средних лет с пронзительно синими глазами. Он махнул рукой в сторону маленькой лавки, которую Рэйчел только что проскочила, даже не заметив:
-Думаю, малышка, которую вы ищите, здесь.
Даже не задавшись вопросом, почему именно здесь и откуда мужчина знает кого она ищет, Рэйчел вбежала в магазин:
-Кэтрин.
Небольшое помещение магазина было загромождено разнообразными вещами, считавшимися антикварными: часами, столиками, шкафами, статуэтками, мелкими безделушками. Все это, на первый взгляд, было разложено в полном беспорядке по полкам и даже на полу. Слева от двери находился прилавок с кассовым аппаратом.
Следом за Рэйчел в лавку вошел мужчина с синими глазами, оказавшийся хозяином всего этого разнообразия:
-Я заметил, как она забежала сюда.
Мужчина указал Рэйчел на коридор, ведущий вглубь лавки и огибающий лестницу, ведущую на второй этаж. Рэйчел побежала в указанном направлении. Пройдя мимо какой-то мебели, доктор Корриган увидела, наконец, дочь.
Кэтрин сидела на полу посреди коридора, а рядом с ней стояла резная деревянная шкатулка шестигранной формы. Взгляд девочки, как магнитом, был притянут к ней.
Рэйчел позволила себе расслабиться, убедившись, что ее дочери ничего не угрожает. Повернувшись к мужчине, она облегчено выдохнула:
-Спасибо.
Синие глаза его заискрились радостью:
-Милый ребенок. Я понял, что вы ее мать.
А милый ребенок никак не отреагировал на появление взрослых. Кэт полностью сосредоточилась на шкатулке. Она смотрела на вещицу так, словно чего-то ждала от нее или что-то слышала. Медленно, очень медленно она протянула к ней руку.
-Кэтрин Корриган.
От голоса матери Кэтрин вздрогнула. Очарование от шкатулки прошло. Обернувшись, Кэт увидела взволнованную маму. Та пробиралась к ней через нагромождение вещей:
-Ты меня напугала до смерти. О чем ты думала?
Голос Рэйчел был не столько сердитым, сколько встревоженным. Увидев глаза дочери, она остановилась. Во
взгляде детских глаз была не детская тоска:
-Он меня позвал.
-Кто?
-Коннор.
Опешив, Рэйчел присела рядом с дочерью:
-Дорогая, Коннор умер.
-Знаю. Но это напомнило мне о нем.
-Что?
Кэтрин перевела взгляд с матери на шкатулку. Проследив за взглядом дочери, Рэйчел удивленно спросила:
-Это?
Девочка утвердительно кивнула головой:
-Она похожа на нашу шкатулку для секретов.
Со слезами на глазах Рэйчел обняла малышку:
-Это была коробка из-под обуви. Тебя нужно было бы отхлестать ремнями.
Кэт улыбнулась. Она знала, что это всего лишь ничего не значащее обещание. Мама любит ее и никогда не причинит боль. Про себя Кэт дала обещание больше никогда не обижать и не расстраивать маму.
Вытерев слезы, Рэйчел обернулась. Хозяин лавочки стоял за стойкой и с умилением наблюдал за сценой воссоединения матери и дочери.
-Извините, сколько это стоит?
Тот удивленно приподнял бровь:
-Извините?
Встав, Рэйчел подняла с пола шкатулку:
-Эта коробка.
Приосанившись, мужчина принял деловой вид, вспомнив,что он продавец и владелец антикварного магазина:
-У девочки хороший вкус. Я ее только что получил. Она старинная и очень ценная.
Рэйчел улыбнулась перемене произошедшей с человеком. Только что перед ней был мужчина, обеспокоенный пропажей ребенка и готовый помочь, и вот он уже предприимчивый торговец, мечтающий о выгоде. Достав из кармана пальто кошелек, она с некоторой иронией в голосе сказала:
-Я заметила, как бережно вы ее храните. Даю 20 долларов.
-Нет, нет, она стоит минимум сотню.
От такой наглости Рэйчел немного опешила:
-Не знаю. Даже ключа нет.
Уверенным движением лавочник надвинул на нос очки:
-Без ключа она не останется.
И нырнув под стойку, он вытащил небольшой ящичек, забитый разнообразными ключами. Ящичек грохнулся о стойку и мужчина торжественно провозгласил:
-Ключ!
Его ловкие пальцы быстро перебирали ключи. Изредка мужчина бросал взгляд на замочную скважину шкатулки, которую Рэйчел поставила на стойку, словно пытаясь определить вид ключа, а затем снова начинал рыться в ящичке:
-Нет. Нет.
Забракованные ключи отлетали в сторону. Рэйчел с восхищением следила за столь бурной деятельностью. Подняв один из ключей, мужчина улыбнулся:
-Это ключ от моего сердца.
Его глаза сияли как утреннее небо в лучах восходящего солнца. Впервые за сегодняшний день Рэйчел почувствовала, как на душе становится легко. Она рассмеялась в ответ, нежно прижав к себе Кэтрин, которая с не меньшим внимание наблюдала за поисками ключа. Откинув и этот ключ, мужчина продолжил поиски. Наконец, вынув очередной ключик, он вставил его в замочную скважину шкатулки, вокруг которой была искусно вырезана картина, изображающая людей с дарами в руках, и попытался повернуть:
-Со старинными вещами обращаться нужно осторожно, потому что их…
Ключ поворачиваться не хотел. Мужчина перевернул шкатулку на бок и с силой надавил на ключ:
-…их…можно поцарапать.
Ключ никак не хотел поворачиваться. На лбу мужчины проступили капельки пота, он надавил на ключ еще сильнее. Шкатулка вырвалась из его рук и рухнула на пол, по пути задев статуэтку Мадонны, стоявшую на соседней полочке. Статуэтка разбилась вдребезги.
От неожиданности Рэйчел вздрогнула, а Кэтрин с испугом проследила за своей шкатулкой, валяющейся на полу в осколках статуэтки. К счастью, шкатулке повезло больше. Мужчина виновато окинул взглядом мать с дочерью и нырнул на пол. Через минуту шкатулка вновь стояла на стойке.
-Вот. Шкатулка целая. Раньше делали на совесть. Замки тоже.
Вина в голосе мужчины и грусть в синих глазах почему-то рассмешили Рэйчел.
-Я сейчас дам вам сразу 30 долларов.
Она протянула деньги:
-Я буду в городе еще два дня, если найдете ключ – дам еще 30…
Не она успела договорить, а в мужчине снова проснулся торговец:
-Фунтов.
Женщина хмыкнула:
-Вот это цены, мистер?…
-Блум.
Мужчина снял очки:
-Шамус Блум. А вы?
В течение мгновения Рэйчел внимательно изучала его, словно увидела впервые. От мужчины веяло спокойствием, умиротворением. Тем, чего ей так не хватало после гибели мужа. Женщина протянула руку:
-Рэйчел Корриган.
Шамус осторожно пожал протянутую руку:
-Очень приятно.
Рэйчел повернулась к дочери:
-Это моя дочь Кэтрин.
Улыбнувшись, Шамус Блум протянул девочке шкатулку:
-Держи, дорогая. Шкатулка для сокровищ.
Рэйчел помогла Кэт поудобнее взять подарок:
-Осторожно, дорогая.
-Знаю, мама.
Кэтрин взглянула в глаза Блума:
-До свидания.
Рэйчел улыбнулась Блуму:
-Спасибо.

Порт Сан-Франциско.

Дерек Райн припарковал рэнд-ровер у входа в старую церковь. Немного постоял у дверей, словно не решаясь войти. Как его встретит тот, за чьей помощью он пришел? Имеет ли он право снова втягивать его во все то, что называется одним коротким словом – Наследие?
Решившись, Дерек открыл дверь.
Запах ладана и свечей окутал Дерека Райна. Пройдя мимо статуй святых, Дерек свернул в одну из боковых дверей и попал в молельный зал. Большую его часть занимали кресла для прихожан. Прямо по центру возвышался алтарь. Под самым потолком были огромные окна, украшенные цветной мозаикой. Падающий на них луч солнца рисовал на стенах и полу причудливые узоры.
Едва Дерек перешагнул порог зала, как в руки ему прилетел футбольный мяч, предмет, мягко говоря, не совсем обычный для церкви. Глава фонда Луна чуть повернул голову. Карие глаза излучали радость. Перед ним стоял молодой человек в спортивном костюме с полотенцем в руках. Высокий, темноволосый и слишком молодой для священника.
-Вы одеты не для мессы, святой отец.
В голосе Дерека слышались отеческие нотки, а в глазах плясали озорные чертики. Он был рад видеть, Филиппа Калахана, когда-то оставившего Наследие и избравшего путь священнослужителя. По происхождению Филипп - ирландец. Великолепный переводчик, владеющий многими языками, в том числе и древними. Прекрасный собеседник, всесторонне образован. Но была в его характере одна черта, свойственная в наше время далеко не всем. Он постоянно изводил самого себя сомнениями о правильности того или иного поступка. Может быть, именно из-за этого Филипп и променял светскую жизнь на сутану священника, пытаясь найти путь, раз и навсегда верный.
Священника ничуть не задело высказывание доктора Райна. Вытерев лицо полотенцем, он улыбнулся в ответ:
-Нет. Я замаливаю грехи, совершенные на футбольном поле.
Филипп продемонстрировал сбитую в кровь руку:
-Но ты пришел не о добродетели говорить, да?
Дерек опустил голову, улыбка угасла:
-Нет. Ты нужен…
Улыбка исчезла окончательно, карие глаза стали серьезными. Дерек боялся ответа Филиппа:
-…Наследию.
Филипп усмехнулся:
-Наследию? Три тысячи лет оно боролось со злом без меня. Не понимаю, зачем я понадобился?
-Нашли пятую гробницу.
Лицо отца Калахана заледенело:
-Где?
-В Ирландии.
-Друиды спрятали последнюю в собственном дворе?
Удивление Филиппа было настолько искренним, что Дерек улыбнулся. А потом Калахан словно отгородился от Дерека и всего мира стеной:
-Они нас обманули. Я буду молиться за нас.
Вот такого ответа и боялся Дерек:
-Идем с нами.
-Нет.
В голосе Филиппа звучало раздражение, словно Дерек предложил ему что-то из ряда вон выходящее.
-Филипп, ты - член Наследия.
-Был. А теперь – нет.
Раздражение сменилось сталью. Когда-то он принял решение и теперь не намерен был его менять. Дерек разозлился:
-А как насчет остальных?
В церкви воцарилось молчание. Оба были горды. Оба были не намерены отступать от ранее принятого решения. Оба считали себя правым. Воздух вокруг накалился до предела. Дерек вздохнул, и на правах старшего предпринял очередную попытку уговорить молодого друга:
-Я видел, на что способно это Зло, если его выпустить. Эту битву мы проиграем.
Филипп задумчиво качнул головой:
-Ты слишком упрямый, чтобы допустить это. Это твоя сила.
Он был прав. И Дерек знал, что он прав. Добиться своего любой ценой – именно таков характер доктора Дерека Райна. Любым способом, но не жертвой собственных товарищей.
На какой-то миг пара карих глаз схлестнулась в немом споре. В этот миг оба сказали друг другу все, что должны были сказать. О несправедливости, о подкупности, о преданности и дружбе. И каждый из этих гордых мужчин, прошедших через такое, от чего многие другие сломались бы, а они только стали сильнее, остался при своем мнении.
Дерек понял, что ЭТОТ бой с отцом Калаханом он проиграл вчистую.
Футбольный мяч полетел в руки святого отца, а Дерек не говоря больше ни слова, направился к выходу.
-Дерек.
Замедлив шаг, Райн медленно оглянулся.
-Береги Ника. Он не уважает силы, с которыми борется.
-Это его сила, друг мой.
Разговаривать было не о чем. В одном Дерек был уверен твердо, моральная поддержка от Высших сил им была гарантирована.

Пока Дерек пытался уговорить Филиппа вернуться в Наследие, его команда развила бурную деятельность по сбору в путешествие в Ирландию. Вещи были упакованы и наполовину загружены в готовый взлететь в любую минуту вертолет. С очередной частью багажа Ник и Джулия спешили к машине, когда Ника окликнула Алекс:
-Послушай, Дерек сказал, что немного опоздает.
-Куда он пошел?
Алекс только выразительно посмотрела на парня. Ник понял все. Разочарование и какая-то детская обида прорвались в его голос:
-Филипп…
-Ник, хватит.
Развернувшись, парень зашагал к вертолету, бросив уже на ходу:
-Он не вернется.
Алекс вздохнула, смотря на удаляющуюся спину Ника.
Он не мог простить Филиппу предательства по отношению к Наследию. И не хотел он слышать никаких оправданий и причин, в силу собственного максимализма. Наследие, во главе с Дереком, было семьей Ника. Филипп был его семьей. Был…

Вернувшись от отца Калахана, Дерек отправился в свой кабинет. Времени оставалось мало. Нужно было торопиться. Из ящика стола он извлек черную шкатулку. Внутри, на мягкой ткани, покоились четыре совершенно разных ключа. Всего секунду Дерек сомневался, а потом решительно сгреб все четыре в руку и шагнул к выходу. Предстоящую битву он может и проиграет, но приложит все усилия, чтобы не допустить этого.
Стремительным шагом Дерек шел к вертолетной площадке, где его уже ждали Джулия и Ник.
-Я пойду с тобой.
Алекс запыхалась, догоняя Дерека, и теперь пыталась одновременно выдержать его взгляд и восстановить дыхание.
-Нет. Ты нужна здесь. Будешь следить за другими сундуками.
-Откуда ты знаешь, что их пять?
-Потому что пять формирует пентаграмму.
Ответ казался Дереку очевидным.

У вертолета уже все были готовы, ждали только команды взлетать. Произведя беглый осмотр, Дерек удовлетворительно кивнул головой:
-Хорошо.
Оставалось самое последнее и самое трудное. Разжав руку,в которой он до сих пор сжимал ключи, Дерек вручил каждому по одному:
-Пока эти ключи у нас – сундуки в безопасности. Если с кем-то из нас что-нибудь случится…
Ник беспечно улыбнулся:
-Проглотить ключ.
Безнадежно опустив руки, Дерек укоризненно посмотрел на друга, тот вздохнул, вешая ключ себе на шею:
-Шучу.
И улыбнувшись еще шире, Ник занял место пилота, готовый взлететь в любую секунду.
Джулия взглянула Дереку прямо в глаза:
-Филипп пойдет?
-Нет.
Ответ был ясен. Не спрашивая больше ни о чем, девушка захлопнула за собой дверцу.
Алекс сжала в руке свой ключ:
-Будьте осторожны.
-Да.
Уже садясь в вертолет, он вспомнил о чем-то, обернулся:
-Алекс, иди в подземелье. Осмотри все гробницы. Может быть, мы что-то упустили.
Кутаясь в шаль, девушка отошла от машины:
-Хорошо.
Двигатели заурчали, лопасти машины начали набирать обороты, подняв ветряные вихри, а вместе с ними опавшую листву и мелкий мусор. Прикрываясь рукой, Алекс отступила назад. Немного поурчав, вертолет гордо взмыл вверх и скрылся в лучах яркого солнца, направляясь в сторону аэропорта.

Отель Коннемара.

Дождь барабанил по крышам домов, по тротуарам и мостовой, собираясь в лужицы. Редкие прохожие, укрывшись под зонтами, спешили быстрее покинуть неприветливые улицы.
Дождь барабанил в окна маленького, уютного, отеля «Коннемара».
Дождь барабанил в ярко освещенное окно, за которым, удобно устроившись в кровати под теплым пледом, сидела, Кэт. На ее коленях была тетрадка.
-«Дорогая бабушка, Коннемара очень красивая. Я хочу домой».
Девочка старательно выводила буквы и не заметила, как на пороге комнаты появилась Рэйчел. Подойдя к кровати, женщина заглянула в тетрадку, улыбнулась:
-Красивый почерк.
Тетрадка с коленей ребенка перекочевала на прикроватную тумбочку. Рэйчел примостилась рядом с дочерью, вручив ей плюшевого мишку:
-Пора спать. Давайте, мистер медведь.
Взяв игрушку, Кэт уютно расположилась на плече матери:
-Ты грустишь.
Это был не вопрос. Карие глаза ребенка с заботой посмотрели на маму. Рэйчел вздохнула:
-Немного. Я скучаю по твоему папе и братику. Хочу, чтобы они снова были с нами. Я думала, что здесь мне станет легче.
Она нежно погладила дочь по голове:
-А тебе грустно?
-Немного. Это нормально, чуть-чуть грустить.
-Да.
Рэйчел поцеловала Кэт в макушку, поднялась, поправила одеяло:
-Я люблю тебя.
-Спокойной ночи, мама.
Погасив свет, женщина вышла из комнаты, потихоньку прикрыв дверь. Уже засыпая, Кэтрин прошептала:
-Спокойной ночи, Коннор. Я по тебе скучаю.
Она с улыбкой закрыла глаза.
А за окнами барабанил дождь, навевая сны на жителей городка.

Ключи с грохотом высыпались на стойку. В очередной раз Шамус Блум пытался подобрать ключ к старинной шкатулке. И пока его старания не увенчались успехом. После очередной неудачной попытки, он вытер пот со лба и задумался, окидывая беспорядок, учиненный им же самим. В поле его зрения попал небольшой ключ, лежавший чуть в стороне от остальных, и отличавшейся от них своей необычной формой. Блум улыбнулся.

Ночью дождь прекратился, и все вокруг дышало весенней свежестью. Капли росы сверкали на траве в лучах восходящего солнца, тротуары и дорога еще не просохли от влаги. День обещал выдаться теплым.
Этим ранним утром, когда городок еще только просыпался, и на улицах попадались лишь одинокие дворники, мистер Блум спешил к отелю «Коннемара», где остановилась Рэйчел Корриган с дочерью. Голубые глаза мужчины по блеску могли поспорить с лучами солнца. Его бессонная ночь не прошла даром. Заветный ключ был найден.
На его стук дверь открыла Кэтрин. Первое, что она увидела,был ключ, болтающийся на шнурке прямо перед ее носом. Подняв глаза, она увидела и того, кто его принес. Глаза девочки заблестели в радостном предвкушении:
-Вы его нашли!
-Верно.
Мужчина передал ключ Кэт, которая тут же умчалась в комнату с радостным криком:
-Мама, он нашел ключ.
Из дальней комнаты донесся голос Рэйчел:
-Отлично. Открой шкатулку и поставь на кровать.
А потом появилась и сама женщина с кошельком в руках.
Мистер Блум немного занервничал, поспешно сдернул с головы кепку и застенчиво улыбнулся. Его голубые глаза так и сияли. Улыбнувшись в ответ, Рэйчел вынула деньги:
-Что ж, как мы и договаривались – 30 фунтов.
Она протянула купюры мужчине. Однако тот отрицательно покачал головой:
-Нет, мэм.
Рэйчел удивленно подняла на него глаза:
-Как это – нет?
Шамус Блум пояснил, нервно теребя в руках кепку:
-Я не возьму денег. Я видел выражение лица вашей дочери.
Рэйчел с улыбкой оглянулась. В соседней комнате Кэтрин добралась до шкатулки и собиралась открыть ее. Рэйчел чувствовала, как ее дочь переполняет радость. Со дня смерти Коннора и Патрика Рэйчел не видела, чтобы Кэт так чему-то радовалась.
Проследив за взглядом Рэйчел, Блум продолжил:
-Понимаете, эта шкатулка принадлежала несчастным спелеологам. Я не успел задержать вашу дочь. А ей она дорога.
Шамус не отрывал взгляда от женщины. Корриган улыбнулась:
-Очень любезно с вашей стороны. Мы с Кэтрин собирались пить чай. Присоединитесь?
Опешив от столь внезапного предложения, Шамус утвердительно кивнул:
-Не откажусь.
-Хорошо. Кэтрин, через две минуты в моей комнате.
Следуя за женщиной в гостиную, Блум поинтересовался:
-Ваш муж тоже присоединится?
Улыбка исчезла с лица женщины:
-Нет. Мой муж умер.
Взгляд мистера Блума на миг сделался виноватым:
-Простите.
Рэйчел кивнула:
-Собственно, мы с Кэтрин именно поэтому и приехали – отдать дань уважения.
Она гостеприимно распахнула двери гостиной, улыбнулась:
-Идемте, выпьем чаю.
И чуть замешкавшись на пороге, Блум кивнул:
-Да.

Кэтрин была на седьмом небе от счастья. Водрузив шкатулку на столик, она вставила ключ в замочную скважину и услышала знакомый голос. В нем звучало нетерпение:
-Давай, Кэт, быстрее. Давай, Кэтрин.
Кэт старательно поворачивала ключ, но, несмотря на все ее старания, он не хотел поворачиваться, а голос не унимался:
-Кэтрин, быстрее.

В небольшой гостиной, было на удивление уютно. Рэйчел и Шамус непринужденно беседовали за чашкой чая. Женщина мило улыбнулась:
-Нет, я не такой врач. Я - психиатр.
Поставив чашку на блюдечко, Шамус хмыкнул:
-Что ж, в этом городе для вас много работы.

Кэтрин не оставляла попыток открыть злополучную шкатулку. А в голове не переставал зудеть голос:
-Кэтрин, быстрее! Выпусти меня, Кэтрин!...
Нервы Кэт сдали. Она закричала, гневно глядя куда-то в сторону:
-Прекрати! Довольно!

В гостиной, услышав вопль дочери, Рэйчел сорвалась с места:
-Кэтрин?
Резко открыв двери комнаты, где была дочь, она замерла на пороге, осматривая все вокруг. В комнате никого не было:
-Что происходит?
Кэтрин повернулась к матери со слезами на глазах:
-Он на меня кричит.
Кто?
-Коннор. Я пытаюсь, но оно застряло.
Кэтрин обиженно надулась, указав на шкатулку на кровати.
Ничего не понимая, Рэйчел склонилась над шкатулкой:
-Давай помогу.
Рэйчел попробовала повернуть ключ, но у нее тоже ничего не получилось. Мало того, ключ напрочь застрял в скважине.
Шамус Блум подал голос:
-Послушай меня, такой старый замок тебе не под силу. Я возьму его в свой магазин.
Кэтрин нахмурилась:
-Нет. Коннор сказал, чтобы я открыла.
Рэйчел недоуменно уставилась на дочь. Блум усмехнулся, пытаясь успокоить ее:
-Детское воображение. Я открою.
И столько было уверенности в голосе мужчины, что Кэтрин неохотно, но согласилась:
-Ладно.
Взяв шкатулку со столика, мистер Блум улыбнулся и еще раз заверил Кэт:
-Я отремонтирую и смажу замок. А потом верну тебе.
Рэйчел обняла дочь:
-Скажи спасибо.
-Спасибо.
Кэтрин была расстроена. Она должна была сама открыть шкатулку и посмотреть что там.
Рэйчел улыбнулась стоявшему уже на пороге мистеру Блуму:
-Вы очень любезны.
Смутившись, Блум открыл дверь:
-Всего доброго.
И вышел за порог, оставив мать и дочь одних.

Проводив друзей, Алекс принялась за работу, стараясь хоть так отвлечься от тревожных мыслей. Она перенесла из подземелья все четыре гробницы в комнату управления. И теперь пыталась сосредоточиться на них.
Думалось плохо. Мысли постоянно возвращались к Дереку, Нику и Джулии. Она переживала за всех троих, но Дерек стоял на первом месте. Алекс знала, что он сделает все возможное и невозможное, чтобы остановить Зло, убившее 27 лет назад его отца и сейчас грозившее всему миру. Ради этого Дерек способен был, не задумываясь, отдать свою жизнь.
avatar
Angel
Призрак
Призрак

Читает журнал с : 2011-01-24

Сообщений : 16

Записано в Журнал: в Декабрь 2nd 2012, 20:29

Дублин.
Ирландия.

На взлетную полосу дублинского аэропорта приземлился самолет из Сан-Франциско, доставивший в Ирландию трех членов Наследия. До небольшой деревеньки под названием Коннемара им еще предстояло добраться. А пока, аэропорт встретил приветливым, теплым солнцем.
Дерека не радовал теплый денек. Все его мысли были о пятой, и последней гробнице. Видение показало, что там замешан ребенок, а это осложняло все дело. Дерек боялся не успеть. Весь полет он был сосредоточен на предстоящей работе. Ник и Джулия даже не старались отвлечь его от невеселых дум. Это было бесполезно.
В аэропорту их уже ждал автомобиль, который доставит их в Коннемару.
За окнами машины проносились леса, поля во всем своем весеннем великолепии. Впереди маячила серая лента шоссе. Над головой простиралось голубое небо. Этот мир был словно из какой-то другой жизни. А там, куда они направлялись, было Зло.
Через несколько часов езды, автомобиль остановился посреди мощеной площади, рядом с небольшим отелем. Дерек решительно распахнул дверцу:
-Я найду кладбище, Ник, посели нас в отеле, Джулия, выясни: не видел ли кто сундук, или девочку в красном пальто.
И не оглядываясь, Дерек поспешил прочь, уверенный, что все его распоряжения будут выполнены. Джулия только и успела глянуть на часы и крикнуть ему вслед:
-Встречаемся в пабе через два часа.
Она обернулась к Нику, который уже выгрузил вещи из багажника машины. Бросив последнюю сумку на мостовую, он поинтересовался:
-Откуда ты знаешь, что здесь есть паб?
Джулия улыбнулась:
-Это Ирландия, Ник.
Обойдя сброшенные в кучу сумки, она скрылась в противоположной стороне. Захлопнув багажник, Ник вздохнул, бросив тоскливый взгляд на сумки:
-Не волнуйся. Я сам справлюсь.

Со шкатулкой под мышкой и ликованием в душе Шамус Блум вернулся в свой магазинчик. В голове его уже роились планы в отношении Рэйчел Корриган. Как ему казалось, женщина не было против.
Взбежав вприпрыжку на второй этаж, он вошел в мастерскую. Это была маленькая комнатка, как и весь магазин, заваленная антиквариатом. Посереди мастерской стоял стол, заваленный не меньше, чем все пространство вокруг. Подойдя к нему, Шамус одной рукой бесцеремонно сгреб в сторону все, что там находилось, а другой бережно опустил на него шкатулку. Покрутил ее, полюбовался на узор, искусно вырезанный по всей поверхности, и напялил на нос очки:
-Посмотрим. Так.
Задержав внимание на замочной скважине, Блум отставил шкатулку в сторону, вытащил со стеллажа, стоявшего неподалеку, масленку и вернулся к столу. Перевернув шкатулку на бок, чтобы было удобно добраться до замочной скважины, он обильно полил ее маслом, затем плавным движением вставил ключ:
-Хорошо. Попробуем.
Несмотря на проделанные манипуляции, ключ не хотел поворачиваться. Пришлось мистеру Блуму применить силу:
-Давай, давай, маленький черт. Не сопротивляйся.
Вскоре ключ внял силе и чертыханию и со страшным скрежетом повернулся. Из прямоугольной прорези, расположенной на крышке шкатулки, вырвался сноп ярко красного света. Явление настолько поразило Блума, что забыв и про ключ и про шкатулку, он застыл на месте. Свет продолжал нарастать. Придя в себя, мужчина придвинулся ближе к столу, склонился над шкатулкой. Прямо у него на глазах размеры прорези увеличивались. Она как бы росла вглубь, расширяя пространство шкатулки. Свет мешал ясно увидеть, что находилось внутри. Ничего не разглядев в потоке света, Шамус схватил длинную кочергу и, недолго думая, сунул ее в отверстие шкатулки. Кочерга ушла внутрь почти на всю длину. А затем произошло нечто.
Из отверстия появилась рука скелета. Ухватилась за кочергу и с силой дернула ее, вырвав из рук изумленного мужчины. В мастерской поднялся самый настоящий ураган. Вещи, взбесившись, кружились в воздухе, норовя задеть хозяина. Блум в испуге отпрянул к стене, а из шкатулки вырвался Скелет. Сверкая красными глазами, он уставился на несчастного продавца.
Страх сковал душу человека. Он не мог закричать и позвать на помощь. Он мог только беспомощно стоять и смотреть на исчадие Ада, явившееся перед ним.
А потом пришла боль.
Протянув к Шамусу костлявые руки, Демон вцепился в него. Блум почувствовал, как мощная сила тянет его в сторону шкатулки, сковывая все мышцы ледяным холодом. Ударившись о край стола, мистер Блум изо всех сил вцепился в него, пытаясь сопротивляться потусторонней силе. А потом, со страхом в душе он осознал, как эта сила со всей своей мощью перетекает в него.
Ужас застыл в голубых глазах Шамуса Блума…

На кладбище царили тишина и покой, изредка нарушаемые негромким поскрипыванием тележки смотрителя, да мерным урчанием океана.
Дерек присел возле могил несчастных спелеологов. Коснулся земли. Видения не было. Были мысли: зачем спелеологам понадобился сундук, откуда они о нем узнали и куда он делся после того, как они его нашли. Вопросы, вопросы, вопросы.… И пока ни одного ответа.
Подняв голову, Дерек посмотрел вдаль. Карие глаза потемнели. На душе было ох как не спокойно.

Трактир маленькой деревушки мало чем отличался от трактира большого города. Разве что размерами, да количеством посетителей. А так все как всегда: шум, гомон, звяканье стаканов, запах еды, терпкий аромат табака.
Открыв дверь, Ник решительно шагнул за порог, и тут же окунулся в суету трактира. И узнал о еще одном отличии маленькой деревни от большого города. В маленькой деревне чужака видели сразу. Как только он переступил порог этого достойного заведения, все разговоры стихли, и наступила тишина. Все посетители словно по команде бросили жевать, пить, спорить, обратив се внимание на вошедшего.
Мысленно съежившись от столь пристального внимания, Ник осмотрелся. Это была довольно просторная комната, заставленная столами и стульями для посетителей. Почти все места были заняты. Слева от входа располагалась отполированная стойка, где стояли мужчина и женщина. Оба средних лет. Оба выглядели довольно респектабельными людьми. Ник сразу определил в них хозяев этого почтенного заведения.
На все про все Нику понадобилось несколько секунд. Оценив обстановку, парень улыбнулся:
-Привет. Угостите пивом?
Вопрос остался риторическим. Хозяева и гости трактира выжидательно и с подозрением смотрели на незнакомца.
Подождав еще немного, Ник хмыкнул:
-Похоже, нет.
Не торопясь расстраиваться, он вытащил из внутреннего кармана куртки фотографию. Взмахнул ею в сторону посетителей:
-Я ищу сундук.
Ответом ему была тишина и внимательные взгляды и посетителей. Парень развернулся к стойке, за которой как ни в чем не бывало, хозяин и хозяйка протирали бокалы:
-Он старый, деревянный, с резными надписями. Фонд, на который я работаю, даст за него большие деньги.
Даже не взглянув на парня, а уж тем более, не оторвавшись от своего занятия, бармен обратился к женщине:
-Дорогая, у нас есть старая деревянная шкатулка с надписями?
Не удостоив супруга ответом, женщина поставила на стойку вытертый бокал и удалилась восвояси. Зал замер в ожидании: чем же все закончится. Ник усмехнулся, а бармен продолжил бесстрастным голосом:
-Думаю, нет. Чтобы вы ни искали, мистер, здесь его нет. На вашем месте я бы уехал из Коннемары.
Никогда еще Ника так любезно не отшивали. Спрятав фотографию в карман, он направился к выходу, мило улыбнувшись
напоследок:
-Хорошего вам дня.
Делать здесь было больше нечего.

-Погибшие спелеологи искали деревянный сундук.
Дерек подошел к смотрителю, убиравшему листву на соседней могилке. Старик обернулся. Перед ним стоял высокий, темноглазый мужчина, с длинными, чуть вьющимися волосами, в которых уже были серебряные пряди. Мужчина не спрашивал, он утверждал и сторож кивнул:
-Я об этом знаю.
-Хорошо. Потому что я не уйду, пока не получу его.
Тон Дерека подсказал сторожу, что именно так и будет. Этот человек от своего не отступит. Старик хмыкнул:
-Тогда вы еще глупее их. Я не видел того, что они нашли в пещере, но знаю что это. Это Зло. И его уже выпустили.
Немигающий взгляд карих глаз пристальнее уставился на смотрителя. В них читалась тревога:
-Где?
-Не знаю.
Ниточка ускользала. В карих глазах мелькнуло отчаяние:
-Я хочу поговорить со священником. Может он что-то знает.
-Отец Герман помог бы, если бы три дня назад не погиб в пещере с другими дураками. Слишком поздно, мистер, слишком поздно.
Дерек понимал, что старик прав, но он должен был все исправить, и вернуть Зло туда, где ему и положено быть. Ради своего отца. Во имя его памяти.

Поиски шкатулки привели Джулию в антикварный магазин Шамуса Блума. Где еще искать шкатулку старинной работы, как ни в антикварной лавке.
Осторожно открыв дверь, девушка вошла внутрь:
-Хэлло-о! Есть кто-нибудь?
Она осмотрелась. Везде были навалены вещи от мебели до всяких мелких безделушек, и ни души кругом. Оглядываясь, Джулия подошла к стойке:
-Хэлло-о! Извините, вы открыты?
У стойки тоже никого не было. Джулия повернула к выходу, решив зайти в магазин позже, как вдруг сверху послышался какой-то шум. Девушка остановилась, прислушалась. Шум стал громче. Джулия осторожно подошла к лестнице и посмотрела наверх. Там царила тишина. В душу Джулии закрался страх. Она не понимала, что ее так напугало, но чувствовала, что опасность исходит именно со второго этажа.
Очень осторожно Джулия начала подниматься наверх. Перед ней была дверь. Протянув руку, она уже хотела ее открыть, как та открылась сама. На пороге стоял мужчина с небесно-синими глазами, в которых сквозил лед. На лице его не было и тени улыбки. А взгляд словно изучал стоявшую перед ним девушку. От мужчины веяло холодом.
Душа Джулии забилась еще сильнее, взывая о помощи.
-Закрыто.
Голос стоявшего был бесстрастным и таким же ледяным, как и глаза. Взяв себя в руки, Джулия улыбнулась:
-Извините, дверь была открыта.
Ее взгляд невольно скользнул за спину неприветливого хозяина. Там, на столе стояла деревянная шкатулка, ради которой они прилетели в этот маленький городишко из Сан-Франциско. Джулия улыбнулась:
-Это она. Я именно ее и ищу.
Забыв про все свои недавние страхи, Джулия отодвинула Шамуса Блума, и ворвалась в комнату, подбежав прямо к шкатулке. В пылу радости она не заметила, как в глазах мужчины промелькнули красные искры, а лицо на миг, всего лишь на миг задрожало, исчезло, и на его месте появилась демоническая маска.
А потом все исчезло.
Мистер Блум закрыл дверь.
-Приятно найти то, что долго искал.
Быстро Блум подошел к девушке и бесцеремонно развернул ее к себе, одной рукой схватив ключ, полученный ею перед отлетом в Ирландию от Дерека.
-Я знаю, что вы чувствуете. Она такая красивая. Правда?
Его взгляд приковывал, лишал воли.
И тут Джулия увидела все, что пропустила раньше. Стена напротив нее была забрызгана потеками крови, в мастерской царил полный беспорядок, а самое главное, она увидела истинное лицо мужчины: лицо демона с горящими красными глазами.
Они опоздали. Шкатулку кто-то открыл, выпустив Демона на волю.
Мысленно Джулия приказала себе успокоиться и подумать, как отсюда выбраться, желательно живой. Когда она осматривала мастерскую, в глаза ей бросился стол, заваленный инструментами. Теперь этот стол был прямо за ее спиной. На ощупь она протянула руку и схватила со стола первый попавшийся предмет, оказавшийся железной кочергой. Размахнувшись, как только смогла, Джулия стукнула кочергой прямо по лицу Демона. От удара Демон отлетел к стене, а Джулия, отбросив железку, выбежала за дверь. Проворно скатилась по лестнице и выскочила на улицу.
Шамус Блум поднялся. Его демонская натура была очень зла. И она запомнила Джулию. Девушка принадлежала демону. Теперь это всего лишь вопрос времени.

В Сан-Франциско была глубокая ночь, но, не смотря на это, замок был освещен практически весь. В комнате управления вовсю работали компьютеры, сканируя все четыре гробницы разом. Составлялись схемы, анализировались материалы и содержимое, если его, конечно, можно было проанализировать. Работу компьютеров курировала Алекс, внося поправки и коррективы.

Вырвавшись из антикварного магазина, Джулия обнаружила, что на Коннемару спустился вечер. Она и не заметила, как пролетело время. А, кроме того, начала портиться погода: задул холодный ветер, собирая на небе дождевые тучи, где-то еще вдалеке, уже грохотал гром и были видны сполохи молний. Приближалась гроза.
Дрожащими руками Джулия вытащила мобильный. Он не работал. Чертыхнувшись, девушка затолкала его обратно в карман, и пошла искать телефонную будку. К счастью, та оказалась совсем рядом.
Нервно оглядываясь, Джулия быстро набрала номер. Вскоре в трубке послышался хорошо знакомый голос. Джулия выдохнула:
-Алекс, мой мобильный не работает. Если позвонит Дерек, передай, что я нашла шкатулку.
-Где?
-В антикварном магазине. Я ее видела.
Нервно оглянувшись, девушка заметила на противоположном конце улицы Блума. Его взгляд был прикован к ней. Джулия занервничала, страх накрыл волной, сметая весь контроль и самообладание:
-Мне нужно идти!
Бросив трубку на рычаг, она выбежала из будки на улицу, где уже начал накрапывать пока еще мелкий дождь, а раскаты грома становились все громче.

-Алло, Джулия?
Ответом были длинные гудки. Алекс мало что поняла из сбивчивого звонка подруги. Знала она лишь, что та попала в беду и ей нужна помощь.

А Джулия бежала по улицам Коннемары подгоняемая страхом, пытаясь на ходу набрать номер Дерека. Но телефон молчал. Ветер набирал силу. Молния сверкала уже прямо над головой, а гром оглушал.
Остановившись перевести дыхание, Джулия обернулась и тут же увидела своего преследователя. Он спокойно стоял чуть в стороне и словно наслаждался страхом и паникой девушки.
Небо уже было все затянуто тучами, сильнейший ветер поднял в воздух мусор, рвал на девушке одежду. Гроза полностью захватила власть над миром Коннемары.
Спасаясь бегством, Джулия не заметила, как оказалась за городом. Дома остались позади. Впереди было пустое поле, посреди которого болталось на высоком шесте пугало. Преодолевая порывы ветра, под грохот грозы, освещаемая сполохами молний она неслась прямо к пугалу, словно оно одно могло защитить ее от того, кто следовал по пятам. Наверно, Джулия и сама не знала, какая сила гонит ее в открытое поле вопреки всем законам логики.
Небо прорвало. Дождь хлынул как из ведра. Земля мгновенно намокла и стала скользкой. Падая и вставая, подгоняемая животным страхом, Джулия приближалась к пугалу, постоянно оглядываясь назад. А сзади неумолимо и не торопясь, приближался тот, кто еще совсем недавно был мистером Шамусом Блумом.
И даже Боги уже ничем не могли помочь Джулии Уокер, ибо, кто встречался с древними силами, неминуемо должен был оплатить
этот счет…

Гроза разыгралась не на шутку. Ливень хлестал как из ведра, сполохи молний высвечивали отдельные участки города, создавая вокруг причудливые тени, раскаты грома заглушали все остальные звуки. Казалось сама природа возмущалась творящемуся в Коннемаре.
Дерек припарковал машину возле отеля. Подняв воротник, нехотя вышел в дождь и тут же промок до нитки. Ему навстречу бежал промокший и встревоженный Ник:
-Где Джулия?
Дерек махнул рукой в сторону отеля, стараясь перекричать раскаты грома:
-Разве не здесь?
-Нет. Я думал, она с тобой.
-Нет.
Паника накрыла Ника с головой. Он развернулся к отелю:
-Идем.
Дерек в полной растерянности огляделся. Вокруг не было ни души. Что вообще происходит?
-Идем.
Голос Ника звучал где-то далеко впереди, и Дереку ничего не оставалось, как последовать за другом.

Рэйчел с Кэтрин уютно устроились на кровати, прислушиваясь к разыгравшейся за окном грозе. Дождь бил в окно, стекая прозрачными каплями по стеклу. Ветер выл и стонал. А в комнате, освещенной ночником, было уютно и тепло.
Поцеловав дочь, Рэйчел улыбнулась:
-Открою тебе секрет. Иногда мне кажется, что твой папа здесь, со мной.
Она крепче обняла Кэт:
-Что-то происходит. Это напоминает мне и о папе, и о Конноре. Я будто слышу их голоса и смех.
Весело рассмеявшись, Кэтрин выскользнула из объятий матери:
-Если бы Коннор вернулся…
-Я бы все отдала, чтобы его снова увидеть.
-Если он ангел, то сможет прилететь домой? Да?
В глазах Кэт было столько надежды, что Корриган грустно улыбнулась:
-Конечно.
Женщина еще раз крепко обняла дочь. Ей самой очень не хватало мужа и сына. Кто бы только знал, как она тосковала... Но ради крошки Кэт она должна быть сильной. Рэйчел погладила дочь по голове:
-Давай, ложись в кровать. Спи.
Укрыв малышку одеялом, она протянула ей плюшевого мишку:
-Пусть тебе приснятся ангелы.
-Спокойной ночи, мама.

Промокшие насквозь Ник и Дерек метались по городу в поисках Джулии. Ее не было ни в отеле, ни в пабе, где она сама и назначила место встречи.
В очередной раз мужчины добрались до паба. Немного отдышавшись, Дерек махнул рукой в его сторону:
-Я надеялся, что она здесь.
-Не нужно было разделяться.
Голос Ника звенел от бессильной ярости.
-Думай о том, как ее найти.
Рявкнув в ответ, Дерек резко развернулся и пошел прочь. Ник от своего не отступал:
-Нужно было держаться вместе.
Его слова потонули в шуме дождя. Чертыхнувшись, парень кинулся вдогонку Дереку.

Сидя на диване в комнате и предаваясь воспоминаниям о муже и сыне, Рэйчел услышала негромкий стук в дверь. Нехотя она выбралась из-под одеяла и пошла открывать.
На пороге стоял Шамус Блум со шкатулкой в руках.
-Она спит?
Блум переступил порог комнаты и поставил шкатулку на призеркальный столик. Поведение мужчины было более раскованным, нежели в первый раз его прихода. Вот только синева глаз стала какой-то холодной, и уже мало напоминала синь теплого осеннего неба. Скорее уж это были две колючие льдинки. И еще, пропала улыбка, добрая, задорная. Сейчас она больше походила на звериный оскал.
Рэйчел не предала этому значения, сославшись на свою усталость, на сумасшествие природы.
Закрыв за ним дверь, она ответила на вопрос вопросом:
-Вы ее починили?
-Было нелегко, но, да, починил.
Женщина восхищенно улыбнулась:
-Она будет рада.
Мистер Блум вынул ключ из кармана пальто:
-Хотите попробовать? Это нечто. Она стоит больше, чем вы заплатили.
Рэйчел улыбнулась еще шире: ох уж эти торговцы, везде хотят найти выгоду.
Взяв ключ, женщина склонилась над шкатулкой. Ключ на удивление легко повернулся в замочной скважине. Раздался щелчок, и шкатулка озарилась ярким светом. Рэйчел замерла в восхищении. Свет заворожил своим сиянием. Ей хотелось видеть только этот свет.
-Это ваш муж?
Слова донеслись, словно издалека. Очнувшись, Рэйчел подняла глаза на зеркало. Там отражался мистер Блум с фотографией Патрика и Коннора в руке. Она медленно кивнула, пребывая в каких-то грезах:
-Да, Патрик.
Не успела она произнести имя мужа, как поверхность зеркала подернулась рябью, качнулась. Отражение мистера Блума исчезло, а рядом с Рэйчел стоял Патрик.
Ее Патрик…
Ее Любовь…
-Рэйчел…
-Это ты?
Женщина не верила сама себе. Сердце кричало – это ОН. Разум твердил – НЕ ВЕРЬ…
-Не бойся, я здесь.
-Я не понимаю…
Рука Рэйчел робко протянулась к отражению того, кого она уже никогда не чаяла увидеть, того, кого любила больше жизни. Патрика обнял ее:
-Твоя любовь вернула меня.
Казалось, его прикосновение убедило ее в правоте сердца. Она прижалась к его плечу:
-Это действительно ты?
-Не бойся, я верну тебе сына.
Патрик нежно коснулся щеки любимой, и Рэйчел забыла обо всем на свете.
Время замерло…
И какое значение имели доводы разума, если сердце кричало - ЛЮБЛЮ.…
Если бы она только на миг открыла глаза и посмотрела на любимого не через зеркало…
Если бы…
Как много в жизни бывает этих «если бы»…И как мало надо, чтобы стать по-настоящему счастливой.
Прикосновение любимого…
Его голос…
Присутствие…
А все остальное и так наваждение…
Рэйчел не хотела снова терять то, что подарила ей Судьба. И пусть даже это дар Ада, но он ее…
Она была счастлива…
Она была ЛЮБИМА
А за окном сходила с ума гроза. Ливни воды низвергались с небес на маленький городок, словно хотели смыть его разом с лица земли. Сполохи молний и раскаты грома грохотали, словно собирались уничтожить всех жителей этого городка, спалить их дотла, чтобы и памяти о них не осталось. Природа не принимала Зла, даже если для кого-то это был Дар. Она пыталась достучаться до ослепленной Любовью женщины. Ей это удалось. После одного из сполохов молнии, зрение Рэйчел прояснилось. Глаза женщины широко раскрылись, когда вместо любимых карих глаз Патрика она увидела красные угольки глаз демона. Жуткий вопль перекрыл очередной раскат грома.

-Мама…
В своей кроватке подскочила Кэт. Она узнала голос матери, наполненный ужасом и тоской. Соскочив на пол, Кэтрин побежала в комнату Рэйчел. Под ее напором дверь резко открылась и Кэт увидела, как над лежавшей на кровати мамой склонился красноглазый демон. Теперь уже вопль Кэтрин мог соперничать с раскатами грома.

После бесполезных поисков Дерек и Ник, мокрые и уставшие подъехали к отелю. Они обшарили весь городок вдоль и поперек. Телефон Джулии молчал, она, словно в воду канула. Оба мечтали сейчас об одном, сменить мокрую одежду, немного передохнуть, согреться и снова кинуться на поиски. Вот еще бы знать, где искать.
Мечтам не суждено было сбыться. Едва мужчины вышли из машины, как на них обрушился детский крик, взывавший о помощи:
-Помогите! Помогите!
Ник, а за ним и Дерек ворвались в отель. Крик доносился со второго этажа.

Кэтрин замолчала и обернулась. Позади нее стоял молодой мужчина, вода ручьями стекала с его одежды, на лице была написана тревога. Рыдая, девочка кинулась к нему:
-Он обижает мою маму!
Она вцепилась дрожащими руками в шею Ника, прижавшись к нему со всей силы, ища помощи и защиты.

Застыв над неподвижной Рэйчел, Демон, не мигая, смотрел на двух мужчин, ворвавшихся в комнату. Один, помоложе, шел первым, держа в руках пистолет. Совершенно бесполезную штуку против него. Этот первый был незнаком Демону.
Зато второй.… О, второго он помнил.
Едва слышно Демон зарычал, уставясь на Дерека.
Доктор Райн тоже узнал старого знакомца, того, за кем он приехал в Коннемару, того кто был повинен в смерти его отца. Того, кто 27 лет назад полностью изменил его жизнь.
Красные глаза Демона пристально смотрели в карие глаза Дерека. Они обязательно схлестнутся в последней
битве. Но не сейчас. Время еще не настало.
Спустя миг Демон исчез в окне.

Приземление на клумбу под окном было не совсем удачным, одна нога подвернулась. Человеческая оболочка так несовершенна!.. С трудом поднявшись, рыкнув от боли, Демон скрылся в ночи, припадая на ногу.
Ник, долго не раздумывая, повторил путь Демона. Его приземление было более удачным, сказалась военная подготовка. Осмотревшись, дав глазам привыкнуть к темноте, парень определил направление и кинулся вслед за Демоном.

Подбежав к разбитому окну, Дерек увидел убегающего Ника. Мужчина оглянулся: на разгромленной кровати лежала полуобнаженная женщина. Она была без сознания. Сейчас Дерек ничем ей помочь не мог, а вот присоединиться к Нику пока было не поздно.
За дверью уже толпились взволнованные постояльцы, разбуженные криками и грохотом. Оставив на их попечение заплаканную Кэтрин и ее бесчувственную мать, Дерек выбежал из отеля.

Прихрамывая и постоянно оглядываясь, Демон несся по темной аллее, ведущей к выходу из города. Следом за ним, немного отставая бежал Ник, пытаясь на ходу прицелиться:
-Стой! Стой!
На ходу не получалось. Парень не сдавался. Сократив расстояние еще немного, он выстрели наугад, потом еще и еще. И так, пока пистолет не стал щелкать затвором, давая хозяину знать, что патроны закончились.
Демон остановился. Широко раскинул руки. Из отверстий, куда попали пули, выпущенные Ником начал бить яркий свет. Демон покидал свое временное пристанище. Не мог он долгое время жить в истерзанном человеческом теле.
Опустив оружие, Ник остолбенел. Зрелище было одновременно и притягательным и отталкивающим. Постепенно свет стал меркнуть, пока его сияние не потонуло во мраке ночи. Испустив последний вопль боли, тело несчастного мистера Шамуса Блума рухнуло в грязь.
Выждав минуту, Ник крепче перехватил пистолет, и осторожно приблизился к лежащему навзничь телу. Над головой парня громыхнул гром, заставив его вздрогнуть от неожиданности. Дождь пошел сильнее. Вдруг тело шевельнулось, неуклюже дернулось и село, смотря невидящим взором вперед. Ник остановился, не веря собственным глазам. Тело, немного посидев, оперлось руками о землю и с трудом встало, взмахнув руками и пытаясь удержать равновесие. Его продырявленная грудь была обильно полита кровью, глаза закатились, но, несмотря на это, оно сделало шаг вперед. Затем второй, третий, постепенно удаляясь прочь от Ника.
Ник ругнулся:
-Чтоб тебя черти взяли.
В два прыжка он нагнал ускользавшего противника и повалил его на дорожку, скользя вместе с ним в грязи. Развернул лицом к себе и застыл в немом изумлении: тот в кого он стрелял, и кто только что двигался по дорожке аллеи, сейчас быстро разлагался. Плоть гнила прямо на глазах, обнажая кости скелета, трупные черви копошились меж грудных ребер.
Отшвырнув труп, Ник начал быстро стряхивать попавших на него червей, не отрывая взгляда от уже полностью разложившегося тела.
Очередная полыхнувшая молния осветила их, и Ник заметил в своей руке какой-то предмет. Наверное, это попало к нему, когда он тряс труп. Почему-то рассматривать это что-то Нику не хотелось. Все его существо противилось этому. Нику захотелось избавиться от предмета в своей руке.

Дерек бежал за Ником, пытаясь догнать и его и Демона. Кладбищенский сторож оказался прав – Зло выпустили на свободу. Он видел, как парень вытащил пистолет и свернул на тенистую аллею. Он слышал выстрелы и шум борьбы. Но когда ему все, же ему удалось догнать Ника, все было кончено.
Ник стоял к нему спиной и на что-то смотрел у своих ног. Демона нигде видно не было. Но это не значило, что он исчез навсегда. Уничтожить эту тварь было совсем не просто.
Остановившись рядом с Ником, Дерек проследил за его взглядом. Карие глаза расширились от ужаса, увиденного: перед ним в грязи лежал скелет, в котором копошились черви. А ведь еще пять минут назад это был человек.

Ник почувствовал, как подошел Дерек, но он не мог оторвать взгляд от лежащих у его ног останков. Не оборачиваясь назад, Ник машинально передал Дереку предмет, зажатый в руке.
Душа Дерека взвыла от отчаяния, когда он увидел, что передал ему Ник.
В свете молний, на шнурке в руке Дерека тускло мерцал ключ, который он вручил Джулии сутки назад у вертолета, перед их отлетом в Ирландию.
Подняв голову к небу, Дерек глубоко вздохнул, моля Богов, чтобы его догадка оказалась неверной. Вокруг бушевала гроза. Дождь неистово хлестал, словно старался смыть с земли все Зло, что было на ней. А душа Дерека летела в ад боли от первой потери. Уж она-то знала правду.
Пытаясь прийти в себя, мужчина тряхнул головой, отгоняя нехорошее предчувствие. Его взгляд устремился на обширное поле всего в нескольких метрах от него. Там, болтаясь на ветру, что-то было. В неверном свете молний Дерек не мог разобрать, что это. Присмотревшись внимательно, он разглядел очертания пугала, но что-то в нем было не так.
Какая-то сила толкнула доктора Райна перешагнуть через заборчик, отделявший аллею от поля, и оскальзываясь в грязи двинуться к пугалу. И чем ближе он подходил к нему, тем меньше оставалось надежды. В эту минуту Дерек готов был проклинать свой Дар предвидения, Дар предчувствия.
Мир замер…
Боль сжигала душу без остатка…
Слезы, смешиваясь с каплями дождя, стекали из немигающих карих глаз по щекам доктора Дерека Райна, остановившегося возле пугала.
Он не видел, но слышал, как рядом с ним рухнул в грязь Ник, перекрывая раскаты грома криком, полным тоски и обреченности.

Оторвавшись от созерцания распадавшегося на глазах трупа, Ник увидел, что Дерека рядом нет. Осмотревшись, он заметил, как тот, бежит по полю в неверных отсветах молний. Бросив труп Блума на произвол судьбы, он кинулся следом.
То, что увидел Ник заставило его, бывшего «морского котика», вцепиться в плащ Дерека, словно он маленький, несмышленыш, в один миг потерявший все, во что верил. Всех, кого Любил. А потом рухнуть в грязь, проклиная этот жестокий мир, проклиная их работу и рыдать, рыдать, рыдать…не замечая слез, струящихся по щекам и не слышать собственного горестного воя.
Молния вновь безжалостно осветила землю. Перед ними, распятая на пугале, висела Джулия Уокер. Мертвый взгляд ее голубых глаз проникал в самые сердца двух плачущих мужчин…
А над их головами продолжала грохотать гроза.
И сами небеса оплакивали безвинно загубленные души…
avatar
Angel
Призрак
Призрак

Читает журнал с : 2011-01-24

Сообщений : 16

Записано в Журнал: в Декабрь 2nd 2012, 20:38

***

Утро в Сан-Франциско выдалось не по-весеннему холодным. Алекс, стоя на террасе, зябко куталась в пальто. Она уже знала, что из Ирландии вернутся не все.

-Тот, кто сохранит свою жизнь, потеряет ее, а тот, кто потеряет жизнь ради меня – сохранит ее. Какая польза человеку, который сохранил целый мир, но потерял себя, или был изгнан?
Тихий голос отца Калахана разносился по притихшему парку. Почти вся команда фонда Луна собралась в маленькой беседке огромного парка, чтобы попрощаться со своей коллегой, своей подругой Джулией Уокер. Никто из них не скрывал своих чувств и своих слез. Они, кто постоянно сталкивается с необъяснимым, кто вопреки всем законам вступает в битву со Злом за торжество Добра, сегодня были слабы в своем горе, беззащитны в своей утрате.
-В нескольких вещах я уверен.
Дерек Райн чуть склонил голову:
-В каждом темном уголке найдется свет. На каждое зло найдется добро. На небесах есть Бог, и наша подруга Джулия Уокер, заслужила место рядом с ним.
Голос Дерека сорвался. В глазах блестели слезы. Замолчав, он опустил голову. Да и какие слова могли выразить боль потери.
Алекс с погребальной урной в руках подошла к краю беседки. Прямо перед ним блестела гладь тихого озера. Сейчас он был стального цвета, словно скорбел вместе со всеми. Одинокий лист качаясь, уплывал прочь от беседки. Алекс с грустью смотрела ему вслед. Они любили бывать здесь с Джулией, бродить по аллеям парка, делиться девичьими секретами.
В ее глазах стояли слезы. Еще очень долго сердце не смирится с потерей. Алекс открыла крышку и нагнула сосуд. Ветер подхватил ее содержимое, развеивая по дорожкам парка, над гладью маленького озера. Джулия останется здесь навсегда…
На другом берегу озера, никем не замеченный, стоял Ник Бойл. Его душа осталась там, на бескрайнем поле, у чучела, где они
с Дереком нашли Джулию. Сейчас в нем была одна ненависть.
Ненависть к миру, который живет, когда ее нет.
Ненависть к тем, кто собрался в беседке. Почему они живы, а она нет?
Ненависть к себе самому. Почему тогда его не было
рядом с ней?
Если бы тогда…
Ах, если бы…

Кэтрин с любопытством, присущим всем детям рассматривала обстановку, окружавшую ее. Сегодня утром, она вместе с Ником, Дереком и мамой прилетела в Сан-Франциско. Ее мама была больна и сейчас лежала в соседней комнате, что огорчало девочку, но, ни в коей мере, не снижало ее любопытства. Детям свойственно забывать плохое очень быстро, и так же быстро познавать новый для себя мир.

-Следует выяснить, что случилось в этой комнате до нашего прихода. Поэтому я привез сюда Рэйчел. Филипп, нужно ей помочь.
Дерек с отцом Калаханом не спеша прогуливался по аллее парка. Филипп понимающе посмотрел на него:
-Наследие борется со злом во всех его проявлениях. Мы знаем, что оно там. Это часть смертного мира. Судя по тому, что я знаю, последнее место битвы – здесь…
Филипп приложил руку к сердцу.
-В конце концов, это – война.
Дерек повернулся к другу:
-Ты был с Наследием недолго, но должен был это понять.
-В последний день, когда мы предстанем перед творцом, то будем знать, что самую главную победу одержали здесь.
Рука Филиппа вновь коснулась сердца.
-Победа над сомнениями, над страхом, над…
-Соблазном? Друг, ты бы простил Дьявола, если бы он пришел на исповедь, но не простишь себя.
Филипп Калахан опустил голову, и Дерек знал, что попал в самую точку. Знал, что причинил этим Филиппу боль, но Филипп сейчас был нужен Наследию, и Дерек безжалостно продолжил:
-Джулия отдала свою жизнь, чтобы спасти это
Он вынул из кармана ключ от гробницы, который когда-то
отдал Джулии:
-…от темной стороны. Теперь - оно твое.
И не оставив Филиппу время на размышления и возражения, вложил ключ в его руку. Лишь миг длилось молчание, а потом на Дерека посмотрели карие глаза Филиппа:
-Что я должен делать?
Дерек позволил себе слегка улыбнуться:
-Нику нужна помощь.
Филипп усмехнулся. Дерек прекрасно знал, отношение Ника к уходу его из Наследия. И, тем не менее, просил поговорить с Ником.
Не говоря ни слова, святой отец пошел в дом, на ходу надевая ключ на шею.
-Филипп.
Тот обернулся. В глазах доктора Райна плясали задорные чертики:
-Добро пожаловать в Наследие.
Филипп вздохнул, улыбнулся и, молча, продолжил свой путь. Сейчас Дерек был для него большим ребенком, добившимся своей цели. И только сам Филипп знал, чем все это закончится. Но расстраивать Дерека после всего, что случилось и чему еще предстоит случиться, он не хотел.

-Член Наследия, который его оставил, не может вернуться. Я думал – это правило.
Голос Ника звенел от гнева. С высоты второго этажа он взирал на Дерека, готовый отстаивать свою точку зрения до последнего.
Выражение лица Дерека было ледяным. Снизу вверх он посмотрел на Ника так, что тому стало неуютно, но он не отвел глаз:
-Так и есть. Но в душе он его не оставлял.
-Его душа ничем не поможет без тыла.
Два властных взгляда скрестились в безмолвном поединке.
-Что будет, если Филипп вновь отвернется от нас?
Дерек парировал:
-А если мы от него отвернемся?
Ник понимал, что Дерек прав. Прав во всем. Но если бы Филипп тогда был с ними, Джулия, возможно, была бы жива…
И снова это если бы…

Кэтрин уже успела перезнакомиться со всеми обитателями красивого и огромного дома. Все были добры с ней и с ее мамой, все старались помочь.
Девочку поселили в большой красивой комнате. Рядом была комната ее мамы. В любое время Кэт могла навестить ее, побыть рядом, пока мама спала.
Сейчас, стоя в обнимку с плюшевым мишкой она наблюдала, как Алекс разбирала ее вещи, болтая без умолку. Девочка снисходительно слушала ее, понимая, что Алекс старалась не столько успокоить ее, сколько найти успокоение себе:
-Ты понимаешь, каково терять близких людей? Джулия была моей лучшей подругой.
Кэтрин не знала, кто такая Джулия, но чувствовала горечь Алекс, видела грусть Дерека, а Ник вообще был неразговорчив, когда речь заходила о Джулии.
Закончив с вещами, Алекс прошла мимо Кэт, в комнату Рэйчел.
-Доброе утро, Рэйчел. Думаю, сестра Маргарет позаботилась о тебе.
Кэт сильнее прижала мишку к себе. Ее большие темные глаза были грустными. Девочка оперлась о косяк:
-Она не слышит вас.
-Думаю, слышит.
-До сих пор спит?
Алекс и Кэт одновременно обернулись. В дверях стоял Дерек и не отрываясь смотрел на спящую женщину.
Алекс кивнула, поправляя одеяло на кровати Рэйчел.
-Я заберу Кэт на две минуты?
Девочка взглянула на Алекс и, получив молчаливое согласие, взяла Дерека за руку.

В комнате, куда Дерек ее привел, Кэт еще ни разу не была. Окна здесь были под самым потолком, огромные и украшенные цветными витражами, через которые проникали солнечные лучи и рассыпались на полу, по стенам цветными зайчиками, создавая причудливые узоры. Мягкие кресла и диван придавали комнате еще больший уют. Дополняли обстановку изящный столик и стулья вокруг него.
Недолго думая, Кэт удобно устроилась в огромном кресле и приготовилась внимательно слушать. Дерек примостился рядом, на стуле:
-Кэтрин, возьми это.
Он протянул ей ключ. Кэт уже знала его. Этот ключ подобрал к шкатулке мистер Шамус Блум. Она удивленно подняла на Дерека глаза:
-Зачем это?
-Это поможет твоей маме. Я объясню. У тебя есть Дар. Сила, которой обладают не все люди.
-Какая сила?
-Невинность. С годами, Кэтрин, тяжело не сделать чего-то, о чем бы не пожалел, чего не стыдился бы. Это слабость, но зло, которое убило мою подругу и обидело твою маму, не найдет пути к невинной душе, как бы не пыталось. Ему нужна слабость.
Для достижения своей цели Дерек готов был на все. Он прекрасно осознавал, ЧЕМ ему придется заплатить, если невинная душа ребенка погибнет. А такого исхода он не исключал. Он сделает все, чтобы этого не произошло, но.…Но и поступить по-другому он не мог. Зло было на своде.
Кэтрин внимательно посмотрела на Дерека:
-Оно меня не обидит?
-Нет. Не может обидеть. И оно никогда не сможет забрать у тебя ключ. Я обещаю.
В карих глазах мужчины девочка легко прочла подтверждение его словам. Она приняла ключ, доверчиво улыбнувшись Дереку. С этой минуты он стал ее надежным хранителем. И чтобы не случилось дальше, он положит свою жизнь и душу ради этого маленького ребенка, доверившегося ему.

Рэйчел открыла глаза, услышав жалобный голос:
-Мама…
Через занавеску на окне пробивался солнечный свет, освещая комнату. Обстановка была незнакома Рэйчел. Она никак не могла вспомнить, как оказалась здесь. Осознание медленно, но возвращалось. Она припомнила Шамуса Блума…, шкатулку…, ключ…, крик Кэт…, а потом…ничего. Провал в памяти.
Рэйчел нервно осмотрелась, где Кэт. Она явственно слышала, как дочь зовет ее.
Поднявшись, Рэйчел осторожно подошла к двери, медленно выглянула…

Сидя на кровати, Алекс смотрела куда-то вдаль. Все ее мысли были о Джулии. Они были подругами, многое пережили вместе, через многое прошли. И теперь Алекс очень не хватало ее поддержки.
Что-то заставило Алекс отвлечься от грустных мыслей. Она медленно оглянулась. За спиной никого не было. Встав с дивана, Алекс заглянула в комнату к Рэйчел. Там все было без изменений. Женщина спала беспробудным сном. Алекс только могла догадываться, кто вогнал ее в такую беспробудность. Подойдя к кровати, она потрогала пульс, поправила одеяло. Всмотрелась в бледное лицо спящей, а потом вышла из комнаты.
Едва ее шаги затихли, Рэйчел открыла глаза, еще какое-то время прислушиваясь к витавшей вокруг тишине.

В комнате управления дым стоял коромыслом. На расстоянии вытянутой руки мало что можно было рассмотреть. В первую минуту Филипп растерялся, а присмотревшись, увидел причину задымления. С газосварочным аппаратом в руках и защитных очках Ник пытался вскрыть последнюю, из найденных, гробницу. После очередной неудачной попытки, Ник выключил аппарат, с задумчивым видом воззрившись на гробницу.
Филипп улыбнулся:
-До сих пор борешься огнем с огнем?
Сняв защитные очки, Ник парировал:
-До сих пор притворяешься священником?
Отложив сварочный аппарат в сторону, парень провел рукой по боку гробницы. Она осталась абсолютно целой. Ни единой царапины, не говоря уже о большом ущербе.
Филипп вздохнул, разговор предстоял тяжелый, если вообще состоится. Обдумав ситуацию, он решил зайти с другой стороны:
-Я бы хотел оказаться на месте Джулии.
Взгляд Ника обжег его презрением:
-Слова.
Филипп снова вздохнул, и этот раунд он проиграл. Ник злился, а в таком состоянии вести какие-либо разговоры бесполезно. Филипп не хотел оправдываться, хотя и возлагал на себя вину за смерть Джулии. А что, если бы он принял предложение Дерека и поехал в Коннемару?
-Я не могу ничего изменить, Ник. Я должен прочитать надписи на сундуке. Можно его забрать?
Даже не взглянув в сторону Филиппа, Ник начал молча снимать спецовку.
Подождав еще немного, но, так и не дождавшись ответа, Филипп взял сундук и, молча, вышел из комнаты. Ему еще предстоял разговор с Ником, когда тот будет готов.

Шаги Алекс стихли в коридоре, и Рэйчел позволила себе более внимательно осмотреть комнату. Обстановка впечатлила своей роскошью: стены были отделаны красным деревом и обоями пастельных тонов. Мягкая мебель дополняла обстановку. В уютности и мягкости кровати она уже успела убедиться.
За одной из дверей женщина обнаружила ванную комнату, чему была рада. Приняв душ и немного успокоившись, она попыталась по порядку восстановить все произошедшее с ней:
Комната…
Зеркало…
Патрик…
Ночь любви…
Обещание мужа: «Я верну тебе сына»…
Воспоминания разрушились. Рэйчел прислушалась. В коридоре были слышны голоса и чем громче они становились, тем ближе к ее комнате подходили двое. Один из голосов заставил женщину вздрогнуть. Ее сердце забилось чаще. Она узнала Кэт.

Идя по коридору с Дереком, Кэт с восхищением рассматривала картины, висящие на стенах:
-Это ваша работа?
-Можно и так сказать.
Глядя на это маленькое создание, Дерек невольно улыбался. Взрослый мужчина, каждый день видящий Зло в его самом изощренном проявлении, отдыхал душой в обществе Кэт.
Кэт не торопясь шла по коридору:
-Мой папа был архитектором.
-Правда?
-Да.
Дерек уловил нотки гордости в голосе девочки.
Так переговариваясь, они добрались до комнаты Рэйчел. Приставив палец к губам, и призывая Кэт к тишине, Дерек прислушался. Там было тихо. Осторожно приоткрыв дверь, он пропустил девочку вперед. Уже собираясь войти, Кэтрин серьезно посмотрела Дереку в глаза:
-Я расскажу маме про ключ. Хорошо? Она слышит меня, даже когда спит.
Дерек опустился рядом с ней на корточки:
-Хорошо. Увидимся через минуту.
Кэт кивнула:
-Хорошо.
Дверь за Кэт закрылась.

Войдя в комнату, Кэтрин замерла на пороге. Кровать, где спала Рэйчел, была пуста. Ее сердечко радостно забилось:
-Мама, угадай…
Но рука женщины властно закрыла ей рот:
-Тс-с-с… Кэтрин. Не говори ему.
В глазах женщины был испуг.

Проводив Кэтрин к Рэйчел, Дерек направился в комнату управления узнать, как обстоят дела с последней гробницей. Ник должен был попытаться ее вскрыть, в чем Дерек очень сомневался, и больше полагался на перевод рисунков с ее поверхности, которые должен был сделать Филипп. Однако, сейчас Дерека волновало еще одно - заставив парней работать над одним делом, он не оставлял надежды восстановить семью, примирив Ника с Филиппом и заставив последнего вернуться в Наследие.
Думая о природе человеческих взаимоотношений, Дерек внезапно остановился:
Рэйчел…
Крик боли…

Дерек пошатнулся, опершись о стену.

Рэйчел медленно опустила руку. Кэтрин улыбнулась, глядя на маму:
-Тебе лучше? Да?
-Да. Все будет хорошо
Испуг в глазах женщины сменился возбуждением:
-Папа ко мне приходил. У нас снова будет семья: ты, я и Коннор. Все будет так, как было.
Кэтрин недоверчиво склонила голову. Что-то в словах матери насторожило ее:
-Правда?
-Да. Но сначала надо от них бежать. Потому что они этого не хотят. Они не позволят нам снова стать семьей. Понимаешь?
Лицо Кэт стало серьезным. Карие глаза внимательно
смотрели на маму, а потом она просто кивнула. Рэйчел подтолкнула ее к выходу:
-Хорошо. Иди, возьми свою куртку, больше ничего не бери.
-Ладно.
Когда Кэтрин убежала за вещами, Рэйчел быстро оделась, открыла дверь, и…
На пороге ее комнаты стоял высокий мужчина с поразительно глубокими карими глазами, в темных волосах его были серебряные пряди. Улыбка мужчины была самая доброжелательная. Раньше Рэйчел никогда его не видела.
-Простите, вы не уйдете.
Он был сама любезность, однако, карие глаза светились решимостью задержать женщину во чтобы то ни стало.
-Вы еще слабы, Рэйчел.
Женщина в испуге отшатнулась:
-Кто вы?
-Меня зовут Дерек Райн. Вы в моем доме, в Сан-Франциско.
-Что? Вы не имели права меня куда-то увозить.
Испуг прошел, на Дерека сейчас смотрела разъяренная женщина.
Из соседней комнаты вышла Кэт с курткой в руках. Рэйчел прижала ее к себе и решительно отодвинула Дерека в сторону:
-Кэтрин, мы уходи.
Девочка не могла понять, почему маме не понравился Дерек. Они пришли на помощь, когда чудовище напало на маму:
-Они хорошие.
Ее довод не подействовал на Рэйчел. У нее на пути к обретению семьи встала преграда в лице Райна, и она была намерена ее устранить.
Рэйчел еще решительнее подтолкнула дочь к выходу:
-Немедленно.
Двинувшись следом, Дерек не собирался сдавать свои позиции:
-Два дня назад, в деревне Коннемара на вас напали.
Развернув женщину к себе лицом, он заставил ее остановиться:
-Слушайте, к вам пришел не Шамус Блум.
Взгляд Рэйчел обжег его:
-Не прикасайтесь ко мне.
Вырвавшись, Рэйчел продолжила путь, крепко держа Кэтрин за руку. Надежда начала покидать Дерека, и когда Рэйчел с Кэт добрались до лестницы, он привел последний довод:
-Вы на острове, вам некуда бежать.
Не сбавляя набранного темпа, Рэйчел вскипела от гнева:
-Это похищение. Я иду в полицию.
Терпение Дерека лопнуло раньше, чем надежда окончательно его покинула. Он остановился на лестничной площадке, решив быть предельно откровенным:
-В ту ночь кое-что произошло, Рэйчел.
-Не понимаю, о чем вы.
-Ваша жизнь в опасности.
Тряхнув упиравшуюся Кэтрин, Рэйчел посмотрела на Дерека снизу вверх:
-Это моя жизнь, и моя дочь.
Дерек чуть не взвыл от бестолковости некоторых особей человеческих, а доктор Корриган продолжила спринтерский бег по направлению к выходу. Внезапно она остановилась, охнула и с криком рухнула на колени. Кэт испуганно всхлипнула:
-Мама…
Дерек слетел с лестницы вниз. Из комнат на крик вышли Ник и Филипп. Но раньше всех около Рэйчел оказалась Алекс. Склонившись над женщиной, она пыталась понять, в чем дело:
-Держись, сейчас посмотрю.
Кэтрин опустилась на колени рядом с мамой:
-Мама, ты в порядке?
Корчась на полу от боли Рэйчел только и смогла, что кивнуть головой. А потом новый приступ боли скрутил ее.
Алекс охнула, подняв взгляд на Дерека:
-Господи, она беременна.
Вот тут страх ледяными щупальцами сжал сердце доктора Райна. Самые плохие ожидания начинали сбываться.

Ночь выдалась темной и туманной. Парк вокруг замка тонул во мраке, однако в самом замке все обитатели были на ногах. Уложив Рэйчел обратно в кровать, отправив спать Кэтрин, вся команда собралась в библиотеке.
-Я думал, что убил его. То, что я видел, не было человеком. Я убил его.
Ник с надеждой в глазах смотрел на Дерека.
-Ты застрелил уже не демона. К тому времени он оставил Рэйчел свое наследство.
Дерек метался по комнате, пытаясь найти хоть какое-нибудь решение. Остановил его бег Филипп, грохнувший кипой
бумаг о стол:
-Слушайте все. Это совпадает с тем, что я прочитал на последней гробнице. Она будто Розетский камень для остальных. Речь идет о демоне, который родится, чтобы выпустить всех остальных.
В библиотеке воцарилась тишина. Положение было критическим. Демон не должен был родиться, но и убить, ни в чем не повинную женщину, ни один из них не мог.
Наступившую тишину нарушил Ник, предложив кардинальное решение:
-Может сделать аборт?
Алекс его разочаровала:
-Нет. Мы рискуем жизнью матери.
-Рожденный во плоти демон может принимать любое обличье.
Филипп бросил взгляд на молчавшего до сих пор Дерека. Тот задумчиво смотрел куда-то вдаль, словно не слыша новостей, сыпавшихся одна за другой. Внешне он казался спокойным, однако, те, кто знал доктора Райна хорошо, могли с уверенностью сказать, что в душе его сейчас бушевали нешуточные чувства.
Так и не дождавшись от него никакой реакции Филипп продолжил:
-Он найдет слабости в наших душах и заберет ключи. Если он соберет все пять ключей и поставит гробницы в круг, то откроет
ворота для всех демонов своего мира.
Ник усмехнулся:
-Прекрасно. Как его убить?
Вопрос вывел Дерека из состояния задумчивости.
Когда он повернулся к друзьям, в карих глазах была решимость:
-Такие существа должны тратить много энергии во время вхождения в чье-то тело. Значит, в этот момент, он будет более уязвим.
Осмыслив сказанное, Филипп направился к книжным полкам:
-Сколько дней до рождения ребенка? Один? Два?
Алекс качнула головой:
-Речь идет не о днях, а о часах. Он растет невероятно быстро.
Покопавшись в книгах и сняв с полки одну, Филипп вернулся к столу:
-Хорошо. Нужно найти решение. И немедленно.
Ник внес очередное предложение в решение проблемы:
-Я могу отвезти сундуки на побережье и сбросить со скал.
-Нет. Не поможет. Нужно вернуть демона в сундук. Для этого они и были созданы. Я допустил ошибку. Я должен был догадаться, когда он забрал ключ Джулии.
Выйдя из созерцания неизвестной дали, Дерек взял всю вину на себя, мысленно посыпав голову пеплом. Состояние самобичевания длилось недолго, уже в следующую минуту Дерек вступил в период разумно-логического периода стратегического планирования:
-Демон хочет прийти сюда сам и знает, как это сделать. Филипп, вы с Алекс проверьте архив. Ищите нужное заклятие или имя демона. Ник, забери Кэтрин с острова. Ее безопасность превыше всего.
Алекс с тревогой посмотрела на Райна:
-А ты?
-Я останусь с Рэйчел. Я ей много должен. Я уже сталкивался с этим злом.
Оторвавшись от бумаг, которые он просматривал, Филипп «наступил» на больную мозоль Дерека:
-Да. Оно убило твоего отца.
Лишь на миг в карих глазах мелькнула боль, а затем Дерек вышел из комнаты, кинув напоследок:
-Приступаем к работе.
Ник отправился искать Кэтрин. На долю Филиппа и Алекс выпало копание в книгах, в поисках информации о Демоне.

Кэтрин очень переживала за маму. С тех пор как они приехали в Ирландию, с ней происходило что- то плохое. Девочка чувствовала это, но помочь ни чем не могла.
Она сидела на краешке кровати Рэйчел и с участием смотрела в изможденное лицо мамы:
-Мама, я люблю тебя.
Рэйчел попыталась улыбнуться, но боль в животе тут же скрутила ее, лишив такой возможности. В глазах Кэтрин появился испуг. Вошедший в комнату Дерек бросил быстрый взгляд на Рэйчел, оценивая ее состояние, вывел из комнаты Кэт.
Мысленно Рэйчел поблагодарила его, скрючившись от очередного приступа боли. Она уже не видела, как Дерек передал Кэт в руки Ника:
-Осторожно.
Ник приобнял ребенка, улыбнулся:
-Идем, малыш. Мы полетим.
Убедившись, что Кэтрин в надежных руках, Дерек вернулся в комнату Рэйчел.
-Рэйчел?
Новый приступ боли не дал ей сказать ни слова. Дерек кинулся к дверям:
-Я принесу лед.

Алекс и Филипп оккупировали комнату наблюдений. Пока Алекс пыталась выжать информацию из компьютера, Филипп просматривал старые записи Наследия. Тетради в кожаных переплетах высились стопами около него. Одну из книг он сунул под нос Алекс:
-Этот символ может быть именем демона.
Лишь взглянув на указанный знак, Алекс ввела данные в компьютер:
-Я начну поиск.

Боль стала непрекращающейся. Рэйчел уже не сдерживала крики. Она металась по кровати, с ужасом наблюдая за собственным животом. То, что с ним происходило, выходило за всяческие разумные рамки. В очень короткие сроки живот неимоверно раздулся, покрывшись сеткой вен. И он продолжал расти. Рэйчел с ужасом пыталась понять, что происходит. И не могла найти ответ.
Боль усилилась, вырывая из груди женщины нечеловеческие вопли.
Вернувшись с кухни со льдом, Дерек обнаружил, что дверь в комнату Рэйчел не открывается, как он не пытался. Из самой комнаты доносились крики Рэйчел то, усиливаясь, то переходя на хрип. Дерек чувствовал – рождение демона
приближается. Он сильнее нажал на дверь, почувствовав сопротивление, как будто кто-то изнутри подпер ее.
Наконец, с пятой или шестой попытки дверь приоткрылась. Совсем немного, но Дереку хватило и этого, чтобы впасть в шок.
В комнате бушевал самый настоящий ураган. В воздухе летали вещи. Единственное окно было распахнуто, и занавески трепыхались от порывов ветра. Сверкали молнии и громыхал гром. Одним словом, в комнате воцарился ад.

Новый приступ боли скрутил Рэйчел. Она чувствовала, что время родов наступило.

Дерек чувствовал, что сходит с ума. Он перевел взгляд на Рэйчел. Она распласталась на кровати, содрогаясь от нечеловеческих мук, вцепившись руками в спинку кровати. Роды начались.

Рэйчел не могла сказать, сколько все длилось. Нечеловеческая боль мешала сосредоточиться, вой ветра и грохот грома оглушали. И внезапно воцарилась тишина. Боль немного ослабла. Рэйчел перевела дыхание. Она чувствовала – ребенок рождается. Осталось совсем чуть-чуть. Опустив взгляд вниз, она увидела головку младенца с огромными, нечеловеческими глазами, неотрывно смотрящими на нее. Они были сплошь черными и переполненными злобой. Но это было ее дитя.
Рэйчел улыбнулась младенцу. Он был ребенком ее и Патрика. И ей было все равно, каким родился ребенок. В ее ушах до сих пор звучали слова мужа: «Я верну тебе сына». И пусть ее убеждают в обратном, она знает – Патрик сдержал данное ей слово. Сейчас, в этой комнате на свет появился Коннор. Она искренне верила в это, смотря в темные глаза новорожденного.

Миг затишья закончился. С новой мощью ураган заметался по комнате, вновь подняв в воздух вещи. Деверь с силой захлопнулась, отшвырнув Дерека в дальний угол комнаты. Шарахнувшись о стену, он потерял сознание.

Сознание оказалось милостивым и по отношению к Рэйчел, правда, ненадолго. Когда она открыла глаза, в комнате царила тишина, а перед ней был Коннор, именно такой, каким она запомнила его до аварии: голубоглазым, улыбчивым мальчишкой. Глаза женщины расширились от удивления:
-Коннор?..
Малыш улыбнулся в ответ.

Придя в себя, Дерек немного привстал, тряхнул головой, окончательно приходя в себя. Дверь в комнату Рэйчел была распахнута настежь, а сама комната озарена ярким светом, исходившим, казалось, отовсюду. Над телом женщины навис скелетообразный Демон, старый знакомый Дерека.
-Господи Боже!...
Только и смог промолвить глава Сан-Францисского дома Наследия.

-Идем, дорогая.
Ник подхватил Кэтрин на руки и вышел через черный ход, спеша к вертолетной площадке, где ждал готовый ко взлету вертолет. Улететь им было не суждено. Уже добежав до вертолета, Ник отпрянул, прижимая Кэтрин к себе. Вертолет полыхнул пламенем, и в одну секунду от него не осталось даже пепла. Взрывная волна швырнула Ника и Кэт на землю.
Отделавшись легким испугом и небольшими ушибами Кэт вскочила на ноги и побежала обратно в замок:
-Мама!..
Сердце подсказывало ей, что мама в опасности.

Филипп и Алекс гипнотизировали экран монитора, дожидаясь информации. Вместо информации компьютер вырубился.
Ткнув для приличия по кнопкам клавиатуры, Алекс вздохнула:
-Это оно сделало.
Филипп умоляюще посмотрел на девушку:
-Давай.
Понажимав на все, что можно, Алекс в отчаянии развела руками:
-Не работает.
Порывшись в ящике стола, Филипп вытащил фонарь:
-Может это генератор?
Алекс не знала. Может и генератор. Она только и пожелала другу:
-Осторожнее.
Филипп улыбнулся:
-Не волнуйся. Я святой, а не мученик.
Качнув вслед ему головой, Алекс предприняла еще одну попытку реанимировать компьютер.

Голова Ника гудела как колокол. Пришлось ждать несколько минут, пока шум стихнет. Лежа на спине на ступеньках лестницы, куда его откинула волна взрыва, парень бросил взгляд наверх. Там, на одном из балкончиков он увидел паренька, которого ни по каким причинам сейчас не могло быть в замке. Ник понял, что случилось самое страшное – Демон явился в мир. Чертыхнувшись, он вскочил на ноги:
-Кэт?
Уже на ходу вытащил пистолет:
-Кэт!...

Как выяснил Филипп, выйдя из комнаты управления, вырубился не один только компьютер. Во всем замке отключилась вся электроэнергия. Освещая себе путь фонарем, Филипп медленно пробирался по коридорам. Окружавшую его тишину нарушил какой-то звук, исходивший из-за двери, прямо перед ним. Медленно, очень медленно Филипп приоткрыл ее. Разум парня запаниковал.
Перед ним был огромный молельный зал, с алтарем по центру, высокими витражными окнами. На стенах - изображение Христа, повсюду горели свечи. Море свечей. Явственно чувствовался запах ладана. Переступив порог, Филипп осенил себя крестом.
-Филипп…
Со стороны алтаря послышался женский голос. Осторожно ступая по проходу, между рядами стульев, Филипп пошел в ту сторону. Голос показался ему знакомым, но он не хотел верить.
Такого просто не могло быть.
Перед алтарем, на небольшой лесенке, покрытой красным ковром, лежала молодая девушка в подвенечном наряде. Филипп сделал шаг ближе, и девушка подняла голову. Филипп замер. Девушка была красива собой, темные волосы локонами ниспадали на обнаженные плечи, создавая контраст с белым мрамором кожи и белоснежным платьем. Пушистые ресницы, еле трепеща, обрамляли закрытые глаза. Не открывая их, она улыбнулась:
-Любовь моя…
Вся боль, какая была в мире, обрушилась на душу Филиппа Калахана. Силы оставили его, и он рухнул на колени рядом с девушкой. Той, которая когда-то, в другой жизни, принадлежала ему, той, которую он Любил больше жизни… Любил ли?...
Той, которую, думал, что потерял навсегда.
-Господи…
Длинные ресницы дрогнули, и девушка открыла глаза. Большие, темного бархата, они сверкали и лучились при виде любимого:
-Я только что плавала в океане…
Голос.… Этот голос он не забудет никогда…
Душа Филиппа рыдала…
-Элен…
-Помнишь, как мы плавали ночью?
Медленно приподнявшись, она протянула к нему руки. Разум Филиппа кричал, что этого не может быть.
Не может быть никогда…
Но ему так хотелось, чтобы это было. Чтобы счастье и Любовь вернулись к нему.
Она медленно коснулась его щеки:
-Наши невесомые тела плыли рядом, под звездами.
Слезы непрошеным дождем хлынули из глаз Филиппа:
-Я не могу поверить, что ты здесь…
Зачем верить, когда чувствуешь и видишь?
Когда ХОЧЕШЬ видеть и ощущать?
К чему никчемная вера?...
Элен взяла руки Филиппа в свои.
Лед соприкоснулся с пламенем:
-В ту ночь ты обидел меня сильнее, чем я могла представить. После того, как мы занимались Любовью…
Душа разрывалась от боли, а память воскресила давно забытое прошлое.
-…ты прибежал сюда и нарушил свои обещания, выбрав ЕГО, а не меня…
Ее темные глаза излучали грусть. Филипп задыхался от боли и слез:
-Господи, я был слаб…
-Ты был мужчиной. Если бы твой Бог был таким же сильным…
Руки Элен скользнули по груди Филиппа, коснулись висящего там ключа:
-… как твоя плоть…
Тяжелый вздох вырвался из груди святого отца:
-Господи Иисусе…
Он сам не знал, просит ли помощи у Бога от Любви, или же отдается на милость Любви, предавая своего Бога.
Лаская его, Элен продолжала:
-.. мы бы до сих пор были вместе.
Разум начал оставлять Филиппа. Как в бреду, сквозь слезы, он подался вперед:
-Да, да. Навсегда.
Голос девушки оставался вкрадчивым:
-Навсегда вместе. Вместо этого…
Она сделала паузу. Филипп выдохнул, уже зная, что будет дальше:
-Нет!...
Он прикоснулся горячими губами ко лбу возлюбленной.
Лед зашипел под сокрушающей силой пламени.
-…я заплыла слишком далеко, как только могла. И плыла до тех пор, пока у меня не осталось сил держать голову над водой.
Филипп горячо покрывал лицо любимой поцелуями, словно хотел заставить ее замолчать, не разрушать его иллюзии:
-Прошу, нет…
-Я пыталась позвать тебя…
Лишь на один миг поцелуй заставил девушку замолчать.
-…рот был полон воды, она была черная и… холодная.
-Прости меня…
Целуя любимую, Филипп рыдал. Он давно уже не пытался искупить свое предательство, свой грех. Он просто платил по счетам. Он сам себя обрек на вечные муки.
Время замерло…
Филипп почувствовал, как тело Элен обмякло и рухнуло на пол возле его ног. А прямо напротив отца Калахана стоял улыбающийся мальчуган, держа в руках ключ. Глаза мальчугана горели красным адским пламенем.
«Он найдет слабости в наших душах и заберет ключи».
Было отчего сойти с ума!
С воплем страха и отчаяния Филипп кинулся бежать из зала, прочь от иллюзии, падая и поднимаясь. Оставляя позади свое, предательство, Любовь…
Забирая с собой вину и боль…
avatar
Angel
Призрак
Призрак

Читает журнал с : 2011-01-24

Сообщений : 16

Записано в Журнал: в Декабрь 2nd 2012, 20:45

***

В замке творилось черт-те что. Вихри урагана носили по комнатам и коридорам листы бумаги и мелкий мусор, с щедростью расшвыривая все это вокруг. Отовсюду слышался шум и грохот.
Алекс пыталась включить компьютер, когда сквозь грохот до нее донесся приглушенный стон:
-Алекс…
Оторвавшись от мертвого монитора, девушка пыталась понять, с какой стороны слышится зов. Так и не придя ни к какому выводу, она накинула пальто и направилась к выходу. Стон стал более явственным:
-Алекс…
Открыв дверь, она оказалась на главной аллее парка. Асфальтированная дорожка вела вглубь, откуда и доносился стон. Алекс осторожно ступила на асфальт. По бокам аллея была украшена вазонами, в которых летом буйно росли цветы. В парке было темно, и только эта аллея освещалась светом, исходившим, словно из неоткуда. Алекс заметила, что фонари, стоявшие вперемешку с вазонами, не горели.
Постоянно оглядываясь по сторонам, Алекс шла вперед. Дорожка заканчивалась небольшим фонтаном в виде чаши со склоненным над ней Посейдоном. В тени на чаши Алекс заметила чей-то силуэт. Из-за слабого освещения Алекс не могла разобрать кто это.
Оглянувшись по сторонам еще раз, Алекс сделала шаг вперед. Силуэт шевельнулся. На девушку смотрели до боли знакомые глаза, глаза Джулии. Она лежала на фонтане, лицо, повернутое к Алекс носило следы разложения, вокруг глаз были темные круги, губы разошлись в ухмылке, обнажая черные зубы.
-Алекс…
Ее хриплый голос и был стоном, вытащившим Алекс из-под защиты стен замка.
От ужаса девушка замерла на месте. Она не хотела верить. Это наваждение.
Из сумрака парка наползал туман. Его клубы колыхались у ног Алекс, поднимаясь ввысь. И вскоре она уже ничего не видела на расстоянии вытянутой руки. Туман поглотил и фонтан, и Джулию.
-Алекс…
Голос продолжал звать. Алекс нервно схватилась за висящий на шее ключ. Страх парализовал волю.
-Джулия!?..
Алекс вздрогнула, когда прямо на нее из тумана вышла, та, кого она считала мертвой. Окровавленная, с обвиняющим взглядом в глазах. Остановившись всего в шаге от Алекс, Джулия качнула головой:
-Ты могла спасти меня, но не пришла.
Сколько раз Алекс задавала сама себе вопрос: а могла ли я ее спасти, будь я там. Сколько раз она казнила саму себя, что не прилетела, не помогла.… Сколько раз она просила прощения у Джулии. Она обрекла саму себя жить с этим грузом на душе. Она сама себе вынесла наказание и оплату. И никто больше не имел над этим власти.
Алекс разозлилась. Сжав покрепче ключ, она крикнула во тьму, обращаясь, то ли к Богу, то ли к падшему Ангелу:
-Господи, не поступай так со мной. Она – моя подруга.
Ни тот ни другой ей не ответили, лишь туман стал гуще. Джулия усмехнувшись, подошла на шаг ближе:
-Посмотри, что он сделал со мной. Ты могла поехать с нами, Алекс. Почему тебя не было?
Чувство вины накатило с новой силой, сметая барьер, возведенный гневом разума. Слезы хлынули из карих глаз:
-Прости…
Слов не было. Все слова оправдания живых перед мертвыми бессмысленны.
Джулия подошла к Алекс вплотную:
-Я думала, мы друзья.
Обвинение хлестнуло как бич. Рыдания сдавили горло:
-Я твоя подруга! Господи!... Прости, прошу тебя. Прости меня, пожалуйста…
Алекс закрыла лицо руками. Небо, словно услышав ее мольбы, отозвалось сполохом молнии, ударом грома…
Алекс больше не слышала стона Джулии, не ощущала ее присутствия. Отняв руки от лица, она увидела, что рядом никого нет. Туман так же внезапно, как появился, исчез. Тряхнув головой и вытирая слезы, Алекс отказывалась что-либо понимать. Повернувшись к замку, она увидела на крыльце улыбающегося мальчишку, с глазами, горящими адским пламенем. В высоко поднятой руке мальчишки болтался ключ…
«Он найдет слабости в наших душах и заберет ключи».
На лице Алекс появилась обреченность.

С пистолетом в руках, Ник обшарил все беседки и кусты на территории замка в поисках Кэтрин.
-Кэт? Дорогая, где ты? Кэт?
Уголком глаза он заметил мелькнувшую тень, резко обернувшись и вскинув повыше пистолет, Ник рассмотрел детскую фигурку, скрывшуюся в кустах. А еще он успел увидеть, что фигура принадлежала отнюдь не маленькой девочке, а мальчишке с белыми волосами. Военный опыт подсказал Нику – если перед тобой не искомый объект, значит – враг, бей на поражение. Что Ник и сделал, открыв шквальный огонь по скачущей через кусты детской фигуре.
-Мама…
Скошенная пулей, фигурка мальчишки со всего маху рухнула на землю. Прекратив пальбу, Ник осторожно подошел к неподвижному телу ребенка, продолжая держать его на мушке:
--Ты мой.
Тело лежало лицом вниз. Переложив оружие в левую руку, Ник перевернул его. Ужас затопил все его существо. Перед ним на траве, раскинув руки лежала Кэтрин. Глаза девочки были закрыты, на губах выступила кровь. Ник ахнул:
-Господи…
Сунув пистолет в кобуру, он приподнял хрупкое тельце девочки, прижал к себе. В глазах стояла боль:
-Прости, дорогая.
«Он найдет слабости в наших душах и заберет ключи».
Коря себя, Ник не видел, как лицо Кэт преобразилось в лицо мальчишки с кроваво-красными глазами.

Ураган в замке и не думал стихать, гоняя по воздуху все, что ему попадалось на пути. Дерек с Рэйчел на руках, пробиваясь сквозь его завихрения, пытался найти спокойное местечко. Куда бы он ни попадал, всюду натыкался на шквал ветра. Пнув ногой очередную дверь, Дерек оказался в библиотеке и понял, что ему наконец-то повезло. По какой-то причине ураган сюда не добрался, на полу не было груды мусора, в воздухе не завихрялся ветер. Здесь был оазис тишины.
Едва Дерек переступил порог библиотеки, дверь с грохотом захлопнулась сама собой, а сверху послышался тихий смех.
Дерек поднял голову. В карих глазах мелькнуло смятение. Быстро осмотревшись, он пристроил бесчувственную Рэйчел на кушетку, а сам схватил со стены меч и кинулся вверх по лестнице. Взлетев на верхнюю площадку, Дерек замер, держа меч перед собой. Карие глаза потемнели, наполнившись болью.
-Ну, здравствуй, сын.
За столом, чуть развалясь, сидел Уинстон Райн собственной персоной. Оценив воинственный вид сына, он усмехнулся:
-Разве я не учил тебя: кто с мечом придет, от меча и погибнет?
Дерек качнул головой:
-Ты не мой отец.
Улыбнувшись шире, Уинстон развел руками:
-Посмотри еще раз. Мое лицо, мой голос…
И Дерек смотрел. И чем дольше он смотрел, тем больше сомнений было в его душе. Смерть отца он считал своей виной, и много лет нес этот крест. Сейчас все во что он верил, рушилось, все, чем он жил ставилось под сомнение. Боль потери тридцатилетней давности вернулась вся. Сполна. Сжигая и сметая то, что с трудом он создавал на протяжении этих лет. В нем пробуждался 15- ний мальчик, не смевший перечить отцу.
Вот только он уже не был маленьким мальчиком. Перехватив меч поудобнее, Дерек взглянул в глаза отца:
-Ты не имеешь надо мной силы.
Уинстон Райн сумел по достоинству оценить сына. Улыбка уже не играла на его надменном лице. Он встал. Его взгляд, словно таран, попытался пробиться к Дереку:
-Я предлагаю силу тебе.
Защита доктора Дерека Райна вот-вот готова была рухнуть. Как ему хотелось бы, чтобы не было этих лет без отца, не было боли вины. Прикрываясь мечом как щитом, он отступил на шаг назад:
-Мне ничего не нужно от тебя.
И Уинстону удалось рассмотреть за обликом доктора Райна 15-тнего мальчишку. Он улыбнулся, подступив ближе. Словно ему доставляло удовольствие видеть страх и смятение в глазах сына, питаться его обидой.
-Не отказывайся. Мы ошибались. Все время боролись не с теми.
-Ты врешь!
-Не впервые Наследие присягает на верность правильной стороне. Признай правду, как это сделал я.
Дерек осмыслил сказанное и страх отступил, уводя маленького мальчика в прошлое, где ему и надлежало быть.
Оставляя в настоящем доктора Дерека Райна, четко знающего, чего он хочет от жизни.
-Мой отец знал правду, а ты – не он.
Уинстон не отступал:
-Дерек, ты знаешь, что я прав. Это единственный путь. Стань на мою сторону. Вместе мы провозгласим приход Вечной ночи.
Это была ошибка. Дерек до мозга костей, до последней струнки своей души был предан Свету. Этому он научился у своего отца. И никакая сила в мире не могла заставить его свернуть с этого пути. И еще. В нем жила искренняя вера в то, что ЕГО отец никак не мог повернуться в сторону Тьмы.
Взгляд карих глаз стал жестким.
Расценив молчание Дерека как согласие, Уинстон Райн протянул руку:
-Отдай ключ, сынок. Поддержи отца. Обними Тьму.
Глубоко вздохнув, загнав боль и переживания в тартарары, Дерек сделал выпад:
-Ты не мой отец!
Меч с удивительной легкостью вошел в тело Уинстона Райна. Кровь хлынула изо рта, удивленные глаза уставились на сына.
Чувства вернулись к Дереку оттуда, куда он их послал, и с новой силой шарахнули по душе. Карие глаза стали бездонными колодцами боли. Он только что своими руками убил того, кого оплакивал много лет. Какая душа это может вынести?
На последнем дыхании Уинстон схватился руками за меч, торчавший в его груди:
-Как ты мог так поступить? Прошу…
Окровавленная рука протянулась к сыну:
-…дай ключ.
В душе Дерека шла борьба между сыновней любовью и обязанностями перед Наследием, между маленьким мальчиком Дереком, по-своему любящим отца и доктором Райном, возложившим вину за смерть отца на себя. Все они были правы: и Любовь и Обязанности, и Вина. В результате победил холодный, расчетливый, без каких-либо привязанностей Разум.
Резким движением Дерек вырвал меч из груди того, кто пришел к нему в облике отца. Не выдержав инерции, тело качнулось и, перевалившись через перила лестницы, рухнуло вниз.
Боль покинула Дерека.
Осталась пустота.
Подойдя к перилам, он посмотрел вниз, на распростертое тело:
-Прости…
Глаза Дерека постепенно расширялись от кошмара, увиденного им внизу.
Тело Уинстона Райна начало превращаться в мальчугана с озорной улыбкой и белобрысыми вихрами, лежащего в луже крови. Глянув прямо Дереку в глаза, мальчишка ухмыльнулся и вытянул руку, в которой был зажат ключ:
«Он найдет слабости в наших душах и заберет ключи».
-Прощаю.
Леденящий душу хохот хлестнул Дерека. В комнате поднялся ураган, празднуя очередную победу Тьмы. Еще не веря, в то, что он увидел, Дерек провел рукой по груди, ключа там не было…

Ураган перебрался за пределы замка и бушевал в парке. Ему вторили молния и гром. А на площадке самой высокой из башен замка мальчуган по имени Коннор выстраивал пять гробниц в круг…
Дерек тряхнул головой, отгоняя видение. У них еще оставался шанс. Демон собрал не все ключи. Последний, пятый оставался у Кэтрин. Этим последним шансом и собирался воспользоваться Дерек Райн. Крепче сжав меч, он сбежал по лестнице вниз.
Ветер бил в лицо.
Первым делом Дерек направился к кушетке, на которой оставил Рэйчел. Женщины там не оказалось. Дерек не очень то и расстроился, он знал, где ее искать.
А замок сходил с ума. Сами собой захлопывались и открывались двери. По коридорам и комнатам носился ураган, сметая все на своем пути.

Кэтрин бежала по темному парку, в сторону замка , то и дело, спотыкаясь в темноте. Взбежав по ступенькам крыльца, она принялась отчаянно молотить руками в запертую дверь:
-Кто-нибудь, откройте дверь. Откройте! Откройте дверь!
Раздался тихий щелчок, и дверь приоткрылась. Сквозь щель Кэт увидела лишь темноту. Что-либо рассмотреть еще не представлялось возможным. Кэт осторожно шагнула внутрь. Как только она переступила порог, дверь захлопнулась, отрезая ей путь к отступлению. Кэтрин словно и не заметила этого, она пробежала через холл к лестнице, ведущей на второй этаж.
-Мама… мама… мама…
Вокруг не было ни души, только ураганный ветер, гонявший по коридорам тучи бумаг. В библиотеке она, наконец-то, наткнулась на Дерека. С мечом в руках, он метался по комнате, словно заблудившись в бумажном вихре. Вздох облегчения вырвался у него, когда на пороге появилась Кэт.
-Кэтрин. Слава богу.
Подхватив ее на руки, он начал пробираться наверх, на крышу, где уже были выстроены в круг все пять гробниц.

Дверь, ведущая на крышу, поддалась без труда. Буквально ввалившись в нее, Дерек застыл с девочкой на руках, мечом в руках и ужасом в глазах, не обращая внимания на ветер, бушевавший здесь так же сильно, как и внизу. И было отчего остолбенеть.
Выстроенные в круг гробницы, готовы были открыть портал. Из самой середины круга, прямо в небо, бил нестерпимо яркий поток света.

После разговора с Джулией, Алекс не находила себе места. Чувство вины за смерть подруги взяло верх, терзая ее. Могла ли она помочь, если бы была рядом?
За спиной щелкнул замок. В ужасе Алекс бросилась к двери. Подергала за ручку. Дверь была надежно заперта. И тут за спиной девушки раздался грохот. В страхе развернувшись, Алекс увидела, как рояль, подскакивая на месте, выбивает чечетку клавишами и крышкой. Вся эта какофония отзывалась мучительной болью в голове.
Не выдержав, Алекс зажала уши руками и закричала.

Сноп света становился сильнее, освещая ночное небо.
-Отдай ключ, Кэт.
-Отдай ключ, Кэт.
Перед гробницами стоял Обернувшись, Дерек увидел белобрысого белокурый мальчишка. На шее у него болтались ключи. Их было ровно четыре. Пока четыре. Рядом, обнимая его за плечи, стояла Рэйчел. Дерек заметил, с какой любовью она смотрела на мальчика, и какая ненависть была в ее глазах, когда она поднимала взгляд на Дерека.
Кэтрин сильнее прижалась к Дереку, обвив руками его шею. Дерек чувствовал, как дрожит ее тело от ветра и страха, но он чувствовал и ее доверие к нему.
Стараясь перекричать вой ветра, Кэтрин смотрела прямо в глаза улыбающегося мальчишки:
-Ты не Коннор! Мой брат мертв!
Мальчишка начинал злиться. Глаза его хищнически блеснули. И словно повинуясь ему, с новой силой взвыл ветер, захлопнув дверь, через которую пришли Дерек и Кэтрин.
-Кэтрин! Отдай Коннору ключ!
В голосе Рэйчел была угроза. Никогда мама так не разговаривала с ней. Кэт еще сильнее прижалась к Дереку.
Коннор наклонил голову на бок и обиженно посмотрел на мать:
-Он отравил ее ложью, мама.
И бросил в лицо Кэтрин, словно ударил:
-Немедленно отдай!
Подойти ближе к Кэт и Дереку Демон не решался. Уж больно неприступно выглядел мужчина с окровавленным мечом и горящими ненавистью глазами.
Кэт качнула головой, вспоминая разговор с Дереком:
-Я сильнее тебя, ты меня не обидишь.
Ее тонкий голосок с трудом преодолевал грохот ветра.
Отодвинув Коннора в сторону, Рэйчел решительно шагнула вперед. Ради вновь обретенного сына она готова была вступить в схватку с любым существом, будь то человек или демон. Сейчас для нее это было не столь важно.
-Кэтрин, Коннору нужен ключ!
Девочка упрямо мотнула головой:
-Нет.
Молча наблюдавший за перепалкой Дерек опустил Кэт на землю и закрыл ее собой. Перехватил поудобнее меч:
-Открой глаза, Рэйчел! Это не твой сын.
Не учел доктор Райн одного: женщина, защищающая свое дитя беспощадна ко всем, включая и друзей. Гнев Рэйчел нарастал:
-Лжец!
Кэт выглянула из-за спины Дерека:
-Он не врет! Это правда!
Доказывая друг другу правду, никто из присутствующих не заметил, как они выстроились вокруг гробниц. Окровавленный меч Дерека все время смотрел в сторону Демона, нисколько не смущая последнего. Ненависть, исходившая от всех четверых, была, практически, осязаемой.
А из центра круга продолжал бить в небо столб света. Портал был готов открыться, Демону не хватало всего лишь одного ключа. И он намерен был его получить любой ценой:
-Отдай ключ!
Кэт снова юркнула за широкую спину Дерека, который немного приподнял меч:
-Не трогай ее.
Первыми не выдержали нервы демона. Посверлив немного Дерека взглядом, он ухватился за меч, направленный на него. Легонько качнул острие вниз и на себя. Это «легонько» было такой силы, что Дерек улетел в противоположный угол башенки, где
ударившись о стену, рухнул на пол и потерял сознание.
Держа меч в руке, демон проводил его насмешливым взглядом. Основной противник был обезврежен. Победа давалась очень легко.
Рэйчел перевела взгляд с неподвижно лежащего Дерека на того, кого считала сыном. И впервые в ее душе шевельнулось сомнение, ее сын не мог так поступить с человеком, который старался помочь ей и Кэтрин. Сомнение только-только начало продираться сквозь слепую материнскую любовь.
Но это было начало.

Замок сходил с ума, а вместе с ним и его обитатели.
Заткнув уши, Алекс старалась перекричать какофонию, издаваемую роялем, создавая еще больше шума.
В таком состоянии ее и нашел Филипп, с трудом вломившийся в одну из дверей. Подскочив к подруге, он хорошенько встряхнул ее, заставив замолчать. Осмысленность вернулась во взгляд Алекс. Она судорожно вцепилась в Филиппа, словно боясь, что он исчезнет. Какое-то время оба стояли, вцепившись друг в друга, пока со стороны окна не послышался стук. Одновременно обернувшись, Алекс и Филипп увидели Ник, который уцепившись за раму, что есть мочи, барабанил в окно.
Не сумев попасть в замок традиционным способом, через дверь, он выбрал экзотический - через окно. И вися теперь на уровне примерно второго этажа, выбивал дробь рукоятью пистолета, стараясь привлечь к себе внимание друзей. Когда его увидели, он заорал, перекрикивая грохот ветра:
-Ключ!
Филипп проорал в ответ, пытаясь понять, чего хочет друг:
-Ник?
-Я потерял ключ!
Алекс обреченно вздохнула, Ник еще не знал, что все они потеряли ключи. Филипп рывком поставил девушку на ноги. Он знал, что должно было произойти:
-Идем!
Бегом, пригибаясь под напором ветра, они кинулись к лестнице, на ходу дав Нику знак следовать за ними.

Рэйчел подобралась ближе к Кэтрин. В ее голосе появилась нежность:
-Отдай маме ключ.
Кэт покачала головой, еле сдерживая слезы:
-Не могу.
Рэйчел присела перед дочерью на корточки, спиной к Демону и протянула руку:
-Все в порядке, ты должна его отдать.
Она взглядом умоляла, обещая, что все будет в порядке, просила доверять ей. И Кэт поверила. Она почувствовала, что мама не обманывает. Что мама снова с ней, и ей снова можно доверять. Рэйчел настаивала:
-Прошу.
Кэтрин больше не сомневалась. Ключ плавно лег в руку матери. Та улыбнулась:
-Хорошо. Спасибо.
Сказав одним лишь взглядом: «Люблю», Рэйчел шагнула к тому, кого называла Коннором. Демон ликовал. Пятый ключ был уже почти у него. Он протянул к Рэйчел руку и властно приказал:
-Дай его мне, мама.
И тут его глаза округлились от удивления. Быстрым движение женщина надела ключ себе на шею.
Голос Демона прозвучал решительно и властно:
-Нет. Что ты делаешь? Отдай!
Порыв ветра ударил Рэйчел в лицо. Она медленно начала отступать к краю площадки:
-Ты не мой сын. МОЙ Коннор в раю.
Голос Демона сделался низким и грубым, в глазах полыхала ненависть, он медленно наступал на Рэйчел, оттесняя ее все ближе и ближе к краю площадки:
-Отдай ключ.
Отступая, Рэйчел уперлась в бордюр башенки. Все. Дальше отступать было некуда.
Демон тоже понял это. Он прыгнул, пытаясь ударить Рэйчел. Та немного отклонилась в сторону и, не успев остановить свое движение, Демон полетел вниз.
Силы покинули Рэйчел, когда она осознала, что все закончилось. Она смогла победить существо, которое считало своим воскресшим сыном. Рэйчел медленно съехала по стене вниз.

Сознание постепенно возвращалось к Дереку. Открыв глаза, он осмотрелся. В нескольких шагах от него лежал меч, гробницы так и стояли в кругу, в небо бил столб света. Около одной из гробниц лежала, скорчившись Кэтрин. Насколько мог судить Дерек, она была жива. Коннора нигде не было видно. А потом до слуха Дерека донесся жалобный детский стон:
-Мама…
Повернувшись на голос, Дерек увидел сидевшую у края башенки Рэйчел. Откуда-то снизу доносился детский голос, звавший мать.

Материнское сердце дрогнуло, услышав жалобный зов того, кого она считала сыном. С трудом поднявшись на ноги, она перегнулась через край башенки. Там, далеко внизу, из последних сил цепляясь за стену, висело существо, выдавшее себя за Коннора. Ее Коннора. В глазах мальчишки был страх.
-Мама…
Увидев, как Рэйчел потянулась вниз, Дерек бросился к ней и понял, что не успеет, но все же.… Споткнувшись, он рухнул на колени:
-Нет! Рэйчел! Нет!...
-Мама…
Два голоса – мужской и детский слились в один.
Рука мальчишки соскользнула с камня, и…
…он не успел сорваться вниз. В последнюю минуту Рэйчел успела схватить его за запястье.
Над замком громыхала гроза.
Цепляясь за руку женщины, Коннор полз вверх. Туда, где перед его глазами маячил висящий на шее женщины заветный пятый ключ.
-Мама…
Глаза в глаза…
Воспоминания…
Боль потери…
-…не дай мне умереть…

Рэйчел тянула изо всех сил, которых ей катастрофически не хватало. Она молилась, чтобы удержать… спасти.… Но сегодня молитвы было слушать не кому. Бог отдыхал, коли на земле творилось такое.
Руки расцепились, но в самый последний миг мальчишка успел схватиться за цепочку ключа, грозя опрокинуть Рэйчел вниз.

Дерек вскочил на ноги, хватая меч. Одним прыжком он оказался рядом с женщиной. И понял, что опоздал. Уже окончательно.
Рэйчел, тяжело дыша, провожала взглядом исчезающего далеко внизу, в клубах тумана, того, кого она считала Коннором. В ее глазах застыли слезы.
Потерять сына второй раз…
О Боги, зачем вы так жестоки?...
Дерек помог Рэйчел отойти от края башенки. Бережно опустил ее на пол. В карих глазах было беспокойство. Он ждал. Ждал того, что должно произойти. Но помимо этого, Дерек чувствовал, что что-то НЕ ТАК. Вот только никак не мог понять – ЧТО?...
Ветер стих. Над башенкой воцарилась мертвая, звенящая тишина. Но, ни это насторожило Дерека.

Кэт приподняла голову. Ветер не свистел в ушах, не было слышно ни одного звука. Поднявшись на ноги, она увидела маму, сидящую на полу, и Дерека, нервно озирающегося по сторонам. Кэт бросилась к маме. Прижалась к родному плечу. Превозмогая усталость, Рэйчел обняла ее, попыталась улыбнуться:
-Крошка, теперь все хорошо.
У Дерека не было такой уверенности. И вдруг, каким-то шестым чувством он осознал, что было НЕ ТАК.
-Твой ключ?
Женщина инстинктивно дотронулась до шеи. Там была только цепочка…
«Он найдет слабости в наших душах и заберет ключи».
Снизу раздался дикий вопль, переходящий на ультразвук, и, словно вторя ему, с новой силой задул ветер. Момент тишины закончился. Начиналось самое интересное.
Из бездны тумана, воя и визжа, поднимался в своем истинном обличье старый знакомец Дерека, Демон пятой гробницы.
Со стороны гробниц раздался противный скрежет. Дерек обернулся. Прямо на его глазах все пять ключей, самостоятельно заняли места, каждый в своей скважине. Как по команде – повернулись. И…
Духи мира Тьмы, через портал ринулись в реальность. Они выбирались с хохотом и ревом, и тут же исчезали в разных сторонах. От них веяло холодом. Они несли Смерть и Разрушение.
Попытавшись закрыть Рэйчел и Кэтрин собой, Дерек с ужасом в глазах наблюдал за массовым появлением демонов.

Ветер пытался сдуть со стола книгу, которую, придерживая одной рукой, листал Филипп. С другой стороны за него цеплялась Алекс, чтобы не попасть в круговорот взбесившихся вещей. Быстро пробежав текст глазами, Филипп, стараясь перекричать грохот и вой ветра, крикнул:
-Нашел.
Цепляясь за перила, чтобы не быть сдутым, на лестничной площадке стоял Ник, терпеливо наблюдая за Филиппом и мысленно подгоняя его.
Наконец Филипп поднял голову:
-Его имя Азазель.
Ник, все так же цепляясь за перила, начал подниматься выше:
-Идем. Чтобы убить змею, нужно отрезать ей голову.
Кивнув, что понял, Филипп сгреб Алекс в охапку и поспешил следом за другом.

Демоны продолжали пребывать в мир людей. Все что оставалось Дереку, это с ужасом в глазах наблюдать за действом, пытаясь лихорадочно что-нибудь придумать.
Вылетев из портала, один из Демонов притормозил возле Дерека. Началась трансформация. Он поочередно превращался в близких, дорогих или просто знакомых людей. Вот он – Коннор, вот – Патрик.
За спиной Дерека всхлипнула Рэйчел.
А Демон продолжал глумиться над чувствами людей.
Вот перед Дереком возник Уинстон, потом Джулия.
В глазах Дерека загорелась решимость: спасти мир от сил Тьмы, спасти себя от сумасшествия, искупить возложенную на самого себя вину за смерть отца.
Сколько всего пролетело за этот миг…
Сколько успели передумать и почувствовать люди,мелкие песчинки среди скопища древних созданий. И впервые за столько лет самобичевания Дерек нашел в себе силы отпустить грехи самому себе, отпустить с миром отца.

Взглянув в темные глаза своего врага, Демон понял, что эту битву он проиграл.

Дверь на площадку башенки с треском открылась, пропуская Ника с пистолетом в руках. За его спиной, плечом к плечу стояли Филипп и Алекс.

Отвлекшись от Дерека, Демон развернулся ко вновь прибывшим. И уже в повороте обернулся Джулией Уокер. Всего лишь на миг Ник заколебался, увидев сквозь демоническую маску Любимую. Всего лишь на миг…
Отпусти…
Прости…
Люби…
…А потом раздался выстрел…

Для всех членов Наследия Сан-Францисского дома эта ночь стала ночью прощения…
Прощения себя…
Своих слабостей…
Ночь прощания с прошлым…
Настает время, когда прошлое нужно отпустить. Оно останется в памяти, в воспоминаниях. Но будет нести в себе ни боль. А легкую грусть о том, что было, о тех, кто был рядом...

Перекрикивая порывы ветра, Филипп выкрикнул:
-Дерек, его имя Азазель.
Дерек Райн с благодарностью кивнул Филиппу. Он был готов окончательно выиграть битву.
Узнав имя врага, мы получаем над ним безграничную власть.
Дерек знал, что нужно делать.
Чего не скажешь о Демоне. Эту битву он проиграл всем. Приняв истинное обличье, он кинулся на Дерека.
Ненависть в карих глазах и единственный взмах меча.…Это было последнее, что увидел Демон в мире людей. Голова монстра отлетела, а сам он яростно визжа, взвился вверх. Ветер ответил ему сильным порывом.
Рэйчел пригнулась ниже, накрывая собой Кэт.
Для них обеих эта ночь прощения не стала исключением. С ними останется любовь к Коннору и Патрику. Они обе будут любить воспоминания о своих мужчинах. Хранить память. Но жить отныне будут ради друг друга.
Так будет по правилам жизни.
Сегодняшней ночью Жизнь одержала верх.
Демон метался от безысходности и боли.
Отбросив меч в сторону, Дерек рухнул на колени перед гробницами:
-Ключи! Поверните ключи!
Ник, Алекс и Филипп бросились каждый к одной из гробниц, по очереди повернули ключи, закрывая портал, загоняя демонов обратно, в мир Тьмы.
- Esto paratus reditum in abyssum.
Дерек повернул последний, пятый ключ.
Раздался вой, в котором слышалось отчаянии и разочарование. Зависнув в воздухе на миг, Демон вернулся в гробницу.
Портал закрылся. Шум стих. Прекратился ветер. Наступила тишина, хотя еще где-то вдали слышались отзвуки удаляющейся грозы. Вскоре и они затихли.
Дерек позволил себе вздохнуть. В его душе воцарился покой. Он выиграл битву. И не одну. Он победил демона. Он победил себя самого.
На время…
Ненадолго…
Но это ЕГО победа.
Его и его друзей.
В карих глазах мелькнула усталость, но на лице играла улыбка.

-Все кончено?
Кэтрин подняла голову, вслушиваясь в тишину. Рэйчел улыбнулась:
-Думаю, да.
Озираясь по сторонам, люди поднимались на ноги.
А над Сан-Франциско, разгоняя тучи своим светом, вставало Солнце, утверждая сиянием и теплом Жизнь.
А значит, в людских сердцах оставалась Надежда на лучшее.
Мы воюем, деремся, выясняем отношения и только в самые трудные моменты жизни понимаем, что миром правит Любовь. Нужно только научиться прощать.
И Любить…
Тех, кто рядом…
Себя…
И тогда Надежда будет жить вечно в лучах восходящего Солнца.

В камине весело потрескивал огонь. Замок успокоился. Вещи послушно лежали на своих местах. Все обитатели замка отдыхали. Сегодня они заслужили отдых. И замок хранил их покой.
И все же Зло не исчезло, оно лишь притаилось, готовое появиться в любую минуту. А значит, впереди еще много ночей и дней, когда нужно будет всецело полагаться на плечо друга, доверяя не только свою Жизнь, но и свою Душу, отпускать страхи и верить в примирение Добра и Зла.
Ибо окончательную победу одержать не сможет ни одно из этих проявлений.
На этом построена Жизнь.
Но это будет потом…
А пока…
В камине весело потрескивает огонь
А на земле царит перемирие…
До потом…
avatar
Ижена
Хранитель Журнала
Хранитель Журнала

Читает журнал с : 2008-01-04

Сообщений : 3785

Записано в Журнал: в Декабрь 3rd 2012, 01:27

Замечательно! То, что осталось за кадром - я так понимаю? Подмигиваю
Единственная ремарка. Многоуважаемый автор, только не сочтите за оскорбление... Но!!
Перекрикивая порывы ветра, Филипп выкрикнул:
-Дерек, его имя Аникаша.
Его имя - Азазель! Именно так звучит этот диалог на языке оригинала.
avatar
Angel
Призрак
Призрак

Читает журнал с : 2011-01-24

Сообщений : 16

Записано в Журнал: в Декабрь 3rd 2012, 15:28

Ижена, спасибо за добрые слова и отдельное человеческое спасибо за ремарку Улыбаюсь Во-первых, я думала, что их (ремарок) будет гораздо больше, а во-вторых, я долго ломала голову, что за "зверь" такой - Аникаша, оказался Азазель. Вот к чему приводит незнание языка оригинала и плохая озвучка Широко улыбаюсь Исправлю ) Ну, а все, что я пыталась описать было именно в кадре, правда озвучивалось не словами, а жестами, взглядами, мыслями. Я пыталась описать, то, что чувствовали, думали герои в тот или иной момент, одним словом - эмоции. Не знаю, совпало ли мое видение с мнением авторов и создателей фильма, но я чувствую именно так.
avatar
Ромашка Настырная
Почетный Участник
Почетный Участник

Читает журнал с : 2012-06-06

Сообщений : 1954

Записано в Журнал: в Декабрь 3rd 2012, 18:06

Angel, с дебютом Вас! Улыбаюсь Я лично обожаю эту серию, и теперь могу ее читать, за что Вам огромное спасибо!

И кстати, с моей точки зрения Эникаша вписывается в логику сюжета даже лучше, чем Азазель. Настоящий Азазель на свободе, судя по средневековым трактатам о вызове демонов. Не из гробницы же его вызывают Улыбаюсь
avatar
Ижена
Хранитель Журнала
Хранитель Журнала

Читает журнал с : 2008-01-04

Сообщений : 3785

Записано в Журнал: в Декабрь 3rd 2012, 22:00

Ромашка Настырная пишет:И кстати, с моей точки зрения Эникаша вписывается в логику сюжета даже лучше, чем Азазель. Настоящий Азазель на свободе, судя по средневековым трактатам о вызове демонов.
Это-то да, но когда слышишь за кадром "His name is Azazel!", а перевод звучит как "Его зовут Эникаша!!" - я лично просто рухнула на стол от смеха. Ни о каком нормальном восприятии серии речь уже не шла. Это же оТстрочка, господа! Подмигиваю
Особенно на фоне вышесказанного Филом - "Чтобы победить демона, надо знать его истинное имя..."
avatar
Angel
Призрак
Призрак

Читает журнал с : 2011-01-24

Сообщений : 16

Записано в Журнал: в Декабрь 5th 2012, 16:29

Ромашка Настырная, спасибо, рада, что Вам понравилось. Согласна, что в данном сюжете самое место для некоего Аникаши. Его проще загнать в сундук, нежели могущественного падшего Херувима. Азазелю (он же Азазелло, он же Азазиил и др.) самое место в свите Воланда лететь над ночной Москвой (и не только) "в своем настоящем виде, как демон безводной пустыни, демон-убийца". А может, так оно и есть на самом деле? Улыбаюсь
Но создатели сериала решили иначе. Так, что пусть Азазель сидит в сундуке )))