(N) Грехи отца

Добро пожаловать!

Что такое PtL Journal?

От начала времен человечество находилось между миром Света и миром Тьмы...


Приветствуем Вас, Гость, на форуме "PtL Journal". В этом журнале будут запечатлеваться деяния совершенно нетайного общества поклонников сериала "Полтергейст: Наследие". Если вы считаете себя таковым – присоединяйтесь! Также мы будем рады видеть в нашей команде всех любителей (и авторов, и читателей) мистических детективов.


Обязательно прочитайте:

Правила чтения / ведения ЖурналаFAQ по стандартным функциям

Контакты

Отправить e-mail администрации

(N) Грехи отца

avatar
Angel
Призрак
Призрак

Читает журнал с : 2011-01-24

Сообщений : 16

Записано в Журнал: в Март 3rd 2013, 18:46


Автор: Angel
Отказ от прав: все не мое, кроме интерпретации


От начала времен человечество живет по законам света и тьмы. Наше секретное общество существовало вечно, защищая невинных от созданий теней и ночи. Только посвященные знали наше название: НАСЛЕДИЕ.

Стоял тихий вечер. Солнце скрылось за горизонтом, но последние его отблески еще пытались спорить с наступавшей тьмой и с ярко освещенными окнами небольшого двухэтажного дома.
Если бы сейчас мимо проходил случайный прохожий, он с легкой завистью вздохнул бы, глядя на приветливые, ярко освещенные окна. Его воображение тотчас нарисовало бы большую гостиную, согретую огнем, весело потрескивавшим в камине. Он представил бы напротив камина, с газетой в руках, в уютном кресле, главу семейства, отдыхавшего после наполненного заботами дня. Рядом с ним сидит его любимая, сжимая в руках, к примеру, шитье, и с радостью в глазах наблюдает за резвившимися на ковре чадами. А еще воображение путника нарисовало бы огромного и непременно лохматого пса. Псина лениво развалясь на ковре напротив камина и, приоткрыв один глаз, смотрела на чад, пытавшихся сдвинуть ее с места.
Все это промелькнет в голове путника за долю секунды, и, вздохнув, он продолжит свой путь. И уже никогда не узнает, что в чем-то он оказался прав. Прав в том, что есть камин, семья. Нет только одного – счастья, которому мог бы он позавидовать.
И уже точно путник не увидел, как внезапно в окнах нижнего этажа яркой вспышкой что-то полыхнуло, а вслед за этим ушей путника не коснулся оглушительный детский крик.
Потому что и путника-то никакого не было. И яркая вспышка, и оглушительный детский вопль потонули в тишине и безмолвии вечера.

В гостиной ярко горел огонь в камине, но большие, уютные кресла стояли пустыми. Где-то, в глубине дома раздавался стук, словно кто-то ломился в закрытую дверь. Впрочем, на самом деле так и было.
Молодая, темноволосая женщина, Лиза Баллард, хозяйка дома, изо всех сил молотила руками в дверь, отчаянно взывая:
-Деймон, открой дверь.
В ответ из-за двери раздался, наполненный страхом, детский вопль:
-Мама, мама…
Лиза начала еще яростнее стучать, не обращая внимания на боль в руках:
-Деймон, я вызвала полицию.
Если бы Лиза видела, то, что происходит в комнате, она первым делом вызвала бы священника.
Комната, куда она хотела попасть была почти полностью разгромлена. На полу валялись обломки мебели вперемешку с осколками стекол и вещами. Над окном свисала гардина с обрывками штор, которые слегка колыхались от невидимого ветра. Весь разгром изредка освещали молнии, неизвестно откуда взявшиеся в закрытой комнате.
Перестав барабанить в дверь, Лиза прислушалась. В комнате воцарилась мертвая тишина. Сердце матери сжалось от страха, и она с новой силой принялась колотить в закрытую дверь.
В комнате раздался грохот. Лизе показалось, будто что-то тяжелое врезалось в стену, а потом обрушилось на пол и там затихло. Лиза замерла…

…в стену, на которой каким-то чудом еще держались книжные полки, со всего маху врезался мальчишка лет десяти. Тело ребенка тут же рухнуло на пол, а на него сверху посыпались книги и обломки полок. Безвольной тряпичной куклой он лежал под обломками, и с первого взгляда невозможно было понять: жив он или нет.

В мальчишке Лиза могла бы признать сына Майкла. А, признав, ужаснулась бы еще сильнее. Все лицо Майкла было разбито, из уголка рта на грудь стекала тонкая струйка крови.
К счастью для нее, Лиза сейчас не видела того, что произошло с ее сыном. Она с новой силой начала колотить в дверь:
-Деймон! Деймон, предупреждаю тебя.
Деймон Баллард не слышал воплей жены. Он стоял посреди разгромленной комнаты и с ужасом наблюдал, как Майкл, под воздействием неведомой силы рухнул на пол.
Деймон прибежал на крики сына. Как только он ворвался в комнату, дверь за ним тут же захлопнулась, и как он ни старался, открыть ее не смог. А потом начался кошмар.
Свет погас. Поднялся ветер. Мебель сама по себе летала по комнате и рушилась на пол. А на теле и лице Майкла появлялись синяки и ссадины. Тело его сына дергалось, словно от сильных ударов, вот только Деймон не видел того, кто избивал Майкла.
Мужчине казалось, что он сходит с ума. Не единожды он пытался помочь Майклу, и всякий раз его отшвыривало прочь, подальше от сына, словно заставляя смотреть на муки ребенка,словно предупреждая о чем-то.

-Открой чертову дверь, Деймон!
Он и рад был бы открыть, если бы мог…

-Миссис Баллард…
Лиза обернулась на голос, раздавшийся позади. Перед ней стояли двое полицейских. Вздохнув с облегчением, Лиза отошла от двери:
-Слава богу, вы здесь. Мой муж избивает моего сына. Вы должны остановить его.
В голосе женщины была такая мольбы и отчаяние, что полицейские не стали тратить время на выяснение всех обстоятельств. Отодвинув женщину на безопасное расстояние, они налегли на дверь. Под их напором дверь распахнулась. Ворвавшись в комнату, видавшие на своем веку многое, полицейские застыли в немом ужасе.
В разгромленной комнате не было ни одной уцелевшей вещи, а у стены, на обломках мебели и россыпи книг лежал мальчик. Полицейским не было видно жив он или нет. Посреди комнаты неподвижно стоял мужчина, не отрывая распахнутых в ужасе глаз от ребенка. Его губы безмолвно шевелились, словно молясь, прося о защите и спасении.
Придя в себя, полицейские скрутили Деймону Балларду руки. В ту же минуту в комнату ворвалась Лиза. Слезы застилали глаза, голос срывался от страха за сына. Ее взгляд заметался по комнате:
-Майкл… Майкл…
Один из полицейских достал рацию:
-Синий код. Требуются парамедики.
Взгляд женщины наткнулся на безвольное тело сына. Лиза бросилась к нему. Упала на колени. Ее пальцы осторожно коснулись синяков и ссадин на лице Майкла, прошлись по волосам:
-Майкл, господи, иди сюда, малыш.
Она очень осторожно положила голову сына себе на колени. Уловила слабое дыхание, заметила, как почти незаметно вздрагивают ресницы. Слава богу, ее мальчик был жив.
Продолжая гладить его по волосам, Лиза повернула заплаканное лицо в сторону мужа, продолжавшего в полном ступоре стоять посреди комнаты. Казалось, он не замечает, что его руки скованы наручниками, а по бокам от него стоят полицейские. Он словно видел то, чего не дано было видеть никому другому.
-Деймон, что ты с ним сделал?
Мужчина вздрогнул. Голос жены вернул его в мир реальности. Заплаканная Лиза на полу… Майкл, на коленях у нее…. Почему на его руках наручники?.. Зачем здесь полицейские?... Что, черт возьми, происходит?...
Деймон тряхнул головой.
Неведомая сила… Разгром… Боль…Крик о помощи…
Точно он знал только одно – его сыну грозит опасность.
Дернувшись из рук державших его полицейских, Деймон с мольбой взглянул в глаза жены:
-Лиза, послушай!
Женщина покачала головой:
-Как ты мог…
-Я не…
Прервав Деймона на полуслове, Лиза жестко выпалила, вложив в голос всю ненависть к мужу:
-Ублюдок! Ты к нему больше никогда не прикоснешься.
Слова жены больно хлестнули по душе Деймона. Он снова дернулся из державших его рук:
-Это не я.
-Не ты? А кто еще был в комнате?
Деймон безнадежно закатил глаза, понимая, что сейчас Лиза не поверит ни одному его объяснению. А он сам поверил бы в рассказ о невидимке, устроившим разгром и чуть не убившим его… их сына. И все же, Деймон сделал очередную, нелепую попытку, все объяснить:
-Кто-то, или что-то. Я не знаю.
В его голосе слышалось отчаяние. Глаза молили о понимании. На какую-то долю секунды Деймону показалось, что Лиза услышала его. Поняла. В ее глазах всего на миг мелькнула прежняя любовь к нему…
Но секунда пролетела…
Лиза крепче обняла Майкла. Слезы безудержным потоком бежали по ее щекам:
-Сукин сын.
-Лиза, послушай меня. Он до сих пор в опасности…
Не дав Деймону договорить, полицейские развернули его к двери, пытаясь вытолкнуть в коридор, на ходу зачитывая права:
-У вас есть право хранить молчание…
-Пожалуйста!...
-Все что вы скажете…
Уже за дверью Деймон умудрился повернуться к жене:
-Прошу, Лиза, не делай этого.
Не дождавшись от нее ответа, Деймон обратился к полицейским, тащившим его по коридору:
-Вы совершаете ужасную ошибку, неужели вы не понимаете?
А Лиза уже не слышала криков мужа. Рыдая, она убаюкивала свое дитя. Разум матери был закрыт от доводов логики. Сейчас она жила чувствами, которые кричали, что она должна, во что бы то ни стало, защитить своего сына.

Черный рэнд-ровер припарковался рядом с домом, принадлежавшим семейству Баллардов. Из машины вышел высокий мужчина с чуть длинными темными волосами, припорошенными серебром. Выразительные карие глаза, греческий профиль, гордая осанка. Он был красив, доктор Дерек Райн, глава Сан-Францисского дома Наследия, глава благотворительного фонда Луна. Особенно располагала его улыбка. По-детски открытая, искренняя, зажигающая в темных глазах янтарный свет. Вот только жаль, что улыбался он очень редко, словно груз прошлого не отпускал, словно память каждый раз напоминала о том, что было когда-то.
Захлопнув дверцу, Дерек поежился на стылом воздухе, засунув руки в карманы пальто. Ему вдруг захотелось забраться обратно в теплый салон машины и вернуться домой, но…
Дерек осмотрелся и вздохнул. Невдалеке от своей машины он заметил другой автомобиль, рядом с которым маялся в ожидании шофер.
Дерек приехал по просьбе своего школьного друга Деймона Балларда, однако, общаться, судя по всему, придется не только с ним, но и с его отцом, мистером Баллардом. Насколько Дерек помнил, Баллард-старший не отличался гостеприимным, покладистым характером, так, что разговор предстоял еще тот.
Вздохнув еще разок, Дерек направился по мощеной дорожке к дому. Он уже подошел к крыльцу, когда дверь открылась, выпуская двух мужчин. Один был невысокого роста, седовлас, в добротном пальто. Выражение его лица свидетельствовало о недовольстве всем миром сразу. За стеклами очком гневно блестели глаза. Дерек не ошибся, перед ним был мистер Баллард-старший собственной персоной.
Второй мужчина был молод, выше своего спутника, темноволос, кареглаз. В его внешности угадывались черты пожилого мужчины. Деймон Баллард. Он шел, опустив голову вниз, и покорно выслушивал недовольное ворчание спутника. Разговор с отцом явно был тяжелым.
Подойдя ближе, Дерек уловил обрывок фразы Балларда-старшего:
-Деймон, я знаю, что она сказала. И это неправильно.
Спустившись с крыльца, оба мужчины резко остановились, увидев перед собой Дерека Райна. От неожиданности мистер Баллард замолчал, недовольно уставясь на незваного гостя, а Деймон с радостной улыбкой шагнул на встречу:
-Дерек, привет!
Дерек пожал протянутую руку друга. Они не виделись очень давно, и если бы не трагические события в доме Деймона, не увиделись бы еще столько же. У каждого была своя жизнь, своя работа, и времени на простые дружеские встречи катастрофически не хватало.
-Помнишь моего отца?
Деймон кивнул на седовласого джентльмена. Дерек улыбнулся, протягивая руку для приветствия:
-Мистер Баллард, как вы?
И получил в ответ сдержанный кивок:
-Хорошо.
Дерек ненадолго задержал взгляд на мистере Балларде. Недовольное выражение лица пожилого человека, его внутреннее напряжение сказали Дереку совсем об обратном. И он догадывался о причинах недовольства Балларда-старшего. Тот считал свою репутацию настолько непогрешимой, что недавний инцидент выбил его из колеи. На какой-то миг Дерек почувствовал себя лишним в разборках отца и сына. Но лишь на мгновение.
Пожав руку Дерека, мистер Баллард развернулся к сыну:
-Я поговорю с адвокатом.
Деймон грустно качнул головой:
-Все в порядке. Я справлюсь.
Его слова еще больше вздернули мистера Балларда:
-Твоя жена неосмотрительна.
Мистер Баллард развернулся к Дереку:
-Простите, но это дело семейное.
Дерек со все понимающим взглядом склонил голову. Но не сдвинулся с места. Он приехал по просьбе Деймона и не намерен был отступать даже перед такой грозой, как мистер Баллард.
Не дождавшись никакой реакции, кроме почтительного взгляда, джентльмен вновь накинулся на сына:
-Не для посторонних.
Под гневным взглядом отца Деймон опустил голову,уставившись на дорожку, словно там было решение всех проблем.
Дерек поспешил прийти на помощь другу:
-Времена меняются.
-Не настолько, чтобы жена предавала своего мужа.
Мистер Баллард приосанился, стал, словно выше ростом. По своей сути он был собственником. Ему принадлежали бизнес, жена, сын и все, чем он владел. От своих домочадцев и подчиненных он требовал полного послушания. Лишь так и не иначе. И сейчас вольность невестки, и публичные разборки раздражали его.
Деймон, наконец-то, оторвался от созерцания дорожки и попытался воззвать к отцу:
-Папа, прошу тебя…
Джентльмен разошелся еще сильнее:
-Это твоя проблема. Ты всегда был очень слабым. Если бы это была твоя мать, она бы никогда не обратилась в полицию.
Дерек хранил молчание, поняв, что сдвинуть мистера Балларда с его жизненных убеждений – дело неблагодарное и бесполезное.
Воспользовавшись моментом, когда его отец замолчал, Деймон кивнул:
-Хорошо, папа. Я…я позвоню тебе завтра.
Дерек кисло улыбнулся. Если быть честным с самим собой,мистер Баллард его раздражал своим нежеланием, хотя бы попытаться понять, разобраться, что же произошло:
-Рад был вас видеть.
Миг мистер Баллард беспомощно хлопал глазами, не в силах выговорить ни слова, переводя взгляд с сына на Дерека и обратно. Только что случилась из ряда вон выходящая вещь. ЕГО сын, которого он воспитал, сделал Человеком, посмел перебить его, а теперь самым бессовестным образом избавлялся от него.
Так и не найдя, что сказать, мистер Баллард направился к автомобилю, на ходу запахивая пальто.
Дерек с Деймоном молча проводили его и лишь после того, как шофер почтительно помог Балларду-старшему сесть в машину и захлопнул за ним дверцу, облегченно вздохнули. Оба.
Деймону показалось, что с его плеч камень свалился. Он слабо улыбнулся другу:
-Прости. Ты знаешь моего отца.
Дерек улыбнулся:
-Я уже и забыл – какой он.
Улыбка померкла на лице Райна. Взгляд карих глаз впился в Деймона. Время дружеских приветствий закончилось, пора было переходить к делу:
-Я читал об аресте.
-Я не делал того, что мне приписывают.
Между мужчинами повисла тишина, которую первым нарушил Дерек:
-Расскажешь об этом?
Деймон нервно осмотрелся по сторонам, как будто проверял – нет ли слежки. Вокруг было безлюдно, если не считать садовника, подстригавшего живую изгородь. Но это не успокоило Деймона: он повернулся в сторону дома, ответив вопросом на вопрос:
-Может, зайдем в дом?
Дерек был не против. Деймон провел друга в библиотеку, небольшую, но уютную. Одну стену занимал стеллаж с книгами, поднимавшийся к самому потолку. Рядом стояло большое кожаное кресло, куда Деймон и предложил Дереку присесть. У другой стены стоял такой же кожаный диван, и завершал меблировку комнаты небольшой столик у окна. Гармонию обстановки нарушала стопка книг на полу. Их еще не успели разобрать и расставить по местам.
Устроившись в кресле, Дерек и не мог бы подумать, что трагедия произошла именно здесь.
А Деймон, не дожидаясь дополнительной просьбы, перешел к рассказу:
-Слуги ушли, Лиза была в городе. Я находился наверху, когда вдруг услышал крики Майкла.
Деймона смотрел куда-то вдаль, усиленно жестикулируя руками. Ему нелегко было вспоминать весь кошмар той ночи…
Тело сына, вздрагивающее от ударов невидимки… Свою беспомощность… Крики жены… Арест…
-Я нашел его там.
Деймон махнул рукой в сторону дивана.
-Он закрывался руками и просто визжал от ужаса.
-Ты уверен, что в комнате больше никого не было?
-Абсолютно. Он был напуган до смерти. А прежде чем я добежал до него, он…
Деймон беспомощно замолчал, и впервые, с момента своего рассказа, посмотрел Дереку в глаза:
-Ты подумаешь, что я – псих.
Это был не вопрос. Деймон утверждал. Дерек внутренне напрягся:
-Что ты имеешь в виду?
Деймон не знал, как описать то, чему он стал свидетелем,какими словами описать свои чувства в тот момент. Он и сам отказывался верить в то, что видел собственными глазами:
-Какая-то сила.… Не знаю.… Захлопнула дверь за мной.… И сделала вот это….
Медленно, дрожащими пальцами он расстегнул пуговицы на рубашке.
Дерек встал и подошел ближе, внимательно рассматривая грудь друга. В карих глазах мелькнула боль, а самое распоследнее чувство подсказало, что это дело напрямую касается Наследия.
По всей груди Деймона растеклось красно-синее пятно, как от сильнейшего удара. Такого слабохарактерный Деймон не мог сотворить сам с собой. Уж в этом-то Дерек был твердо убежден.
Карие глаза потемнели:
-Можешь описать эту силу?
Деймон вновь обратился за помощью к пустоте:
-Что-то… Кто-то… ударил меня…
Слова не находились, зато память подсунула воспоминания во всех красках.
Избитый Майкл, вопящий от боли, порывы ветра,отбрасывающие самого Деймона всякий раз, как только он собирался подойти к Майклу. Беспомощность. И чувство присутствия кого-то чужого…А еще холод…
Отогнав воспоминания, Деймон горько усмехнулся:
-Только там никого не было.
-Такое происходило раньше?
-Нет.
Решительно взмахнув руками, Деймон направился к выходу из библиотеки, приглашая Дерека за собой:
-С тех пор как Майклу исполнилось десять, у него начались проблемы. Грубил учителям, устраивал драки в школе, но это…
Деймон остановился, вновь усмотрев что-то одному ему видимое впереди.
Пока друг собирался с мыслями, Дерек осмотрелся. Они стояли посреди коридора, отделанного панелями пастельных тонов. Стены были украшены картинами мастеров живописи. Мимолетно Дерек отметил, мягко говоря, неплохое финансовое состояние семьи Деймона, а так же хороший эстетический вкус.
Изучив коридор и все что там было, Дерек вывел друга из ступора вопросом напрямую:
-Ты бил его?
Вопрос сделал свое дело. Очнувшись, Деймон зашагал вперед, пытаясь на ходу оформить мысли в слова:
-Последнее время я много пил. Понимаешь, мы с Лизой часто ссорились.
Они снова остановились. На этот раз Деймон привел Дерека в гостиную. Сейчас здесь было неуютно, как-то холодно, но обстановка не уступала тому, что уже видел Дерек. Огромный камин из белого мрамора занимал центральную стену. На его полочке стояли различные побрякушки, дорогие как память о том, или ином событии. На полу лежал большой пушистый ковер. Кресла, диван, пальмы в кадушках, бра на стенах – все это создавало впечатление уюта.
Но только – впечатление.
-Мы в процессе развода.
Дерек кивнул, ожидая продолжения, но, не торопя друга.
-Она пришла поздно. Нашла дом в аренду.
Уловив непонимающий взгляд Дерека, Деймон пояснил:
-Мы хотели пожить отдельно.
Все это было интересно, но Дерек чувствовал, что друг что-то не договаривает. А ему была нужна вся информация, чтобы разобраться, что к чему. Дерек придвинулся вплотную к Деймону, и, будучи чуть выше друга, взглянул на него сверху вниз:
-Ты был пьян?
Деймон нервно заломил пальцы, вновь пытаясь найти поддержку у пустоты:
-Я так не думаю. Помню себя в кабинете, Майкл на полу, Лиза кричит сквозь закрытую дверь.… Но я не помню, как я там оказался.
Практически ежедневно сталкиваясь с необъяснимым, Дерек верил другу. Но одной его веры было не достаточно. Чтобы понять, что произошло, Дереку нужно было знать ВСЕ, получить как можно больше ответов на все свои вопросы.
-В доме в это время больше никого не было?
Деймон грустно покачал головой:
-Нет.
Он сделал шаг к входной двери:
-Дверь была заперта. На ней охранная система.
Мужчины вышли на крыльцо.
Солнце ослепило Дерека. Он прищурился. Территорию дома окружала живая изгородь. В некоторых местах еще видны были сухие стебли, оставшиеся от прошлогодних цветов. Но из земли пробивались новые растения. Жизнь вступала в свои права.
Дерек засунул руки в карманы пальто, «купаясь» в ярких солнечных лучах и наслаждаясь тишиной, царившей вокруг. Однако все хорошее рано или поздно заканчивается. Пора было возвращаться к работе.
-Мальчик мог сам себе нанести увечья?
-Нет.
Ответ Деймона был категоричным.
-То, что напало на меня, напало и на него. Я только не знаю, что это.
В очередной раз Дерек почти вплотную подступил к другу:
-Если позволишь, одна моя коллега осмотрит мальчика. Ее зовут доктор Корриган. Она - дипломированный психиатр.
Деймон растерянно посмотрел на Дерека. Он был согласен на что угодно, лишь бы разобраться во всем кошмаре, свалившемся на него и его семью:
-Этому должно быть объяснение. Если его нет – это значит…
Деймон запнулся, а потом уверенно закончил:
-Я схожу с ума.
Дерек отвел взгляд. Что мог он сказать? Постараться подобрать слова утешения? Он не умел этого делать. Похлопать друга по плечу и высказать банальное «все будет хорошо»? Он не был уверен в благополучном исходе дела.
Сколько раз вот так он сам сходил с ума, не веря собственным глазам, споря с самим собой. Доказывая что-то себе и окружающим, пытаясь найти ответы на бесконечные вопросы. Сколько раз вот так он сходил с ума, отвергая собственную судьбу, идя наперекор всему и всем, теряя близких и любимых, и сколько ему еще предстоит?!..
Так что же он сейчас мог сказать своему другу, обратившемуся к нему за помощью, а больше всего - за простым, человеческим пониманием? К нему, как к единственной надежде на свете?

Ник Бойл, главный специалист Наследия по компьютерам, оружию и машинам, в это утро, сидя за столом в библиотеке замка в окружении самых близких людей, с недоумением воззрился на Дерека:
-Полтергейст?
Недоумение во взгляде сменилось гневом:
-Просто издевательство над ребенком!
Карий взгляд главы Наследия выражал еще большее недоумение по поводу горячности своего молодого коллеги.
-Возможно. Но я знаю Деймона Балларда еще со школы. И ему я мог бы доверить свою жизнь.
Дерек собрал всех членов Сан-Францисского Наследия в библиотеке замка. На кону стояли человеческие жизни, жизни семьи Деймона Балларда. И интуиция Дерека, а также то, что он узнал от Деймона, говорило не о простом издевательстве над ребенком. Здесь были замешаны силы, неподвластные человеческому разуму.
Но никакие заверения Дерека не могли утихомирить Ника:
-Речь идет не о твоей жизни, а о жизни ребенка. Хотя он и твой друг, не дай ему ввести себя в заблуждение.
В библиотеке повисло молчание. Дерек не знал, как убедить Ника в обратном. Он чувствовал, что за гневными словами парня кроется что-то более серьезное, нежели простое упрямство. Вот только что это, Дерек пока не знал.
Затянувшееся молчание прервала Рэйчел:
-Ладно, какие факты?
После случая в Коннемаре и знакомства с членами Наследия в общем, и Дереком в частности, доктор Корриган стала полноправным членом команды доктора Райна.
-Со слов Деймона, его сын подвергся нападению какой-то неведомой силы.
Дерек оторвал изучающий взгляд от Ника и, закончив пустое препирательство, перешел к делу. Накалившаяся было обстановка немного разрядилась.
-А когда он попытался помочь, на него тоже напали. К сожалению, ему не верят ни жена, ни полиция. Никто.
Рэйчел отметила, что голос Дерека звучал устало, да и сам он выглядел каким-то подавленным.
На нее он производил впечатление сильного и надежного человека, человека, знающего, чего он хочет от жизни, к чему стремится. И в то же время, она видела, что этот сильный человек может быть слабым и беззащитным перед предательством и ложью. Рэйчел узнала все это еще в Коннемаре, когда он защищал ее и Кэтрин, рискуя собственной жизнью.
Сейчас она с улыбкой вспомнила, когда первый раз попала в замок, и как хотела сдать Дерека в полицию, за свое похищение.
Ее завораживали его бездонные карие глаза, его детская обезоруживающая улыбка. Рэйчел пыталась проникнуть в его душу, но знала, что это невозможно. Дерек Райн НИКОГО не пускал туда, даже самых близких и любимых. Как подозревала Рэйчел, виновато в этом было прошлое Дерека. Что произошло в прошлом? В этом у нее еще будет время разобраться, но уже сейчас Рэйчел знала, чтобы не произошло, она не предаст Дерека, хотя бы из благодарности за спасение Кэт.
-А почему ему должны верить?
Ник все больше кипятился. У него были на это свои причины. История с Майклом Баллардом напомнила ему его собственную историю. Отец Ника был другом Дерека, работал вместе с ним и был почитаем коллегами по работе. Но Ник знал другую его сторону. Он знал его жестоким тираном, притесняющим жену и сына. Еще свежи были воспоминания, еще не затянулись душевные раны, и не родилась новая вера в отцовскую любовь.
-А если он говорит правду?
Филипп Калахан стал на сторону Дерека.
Рэйчел знала, что Филипп уходил из Наследия, выбрав путь священника, но после гибели Джулии Уокер в Коннемаре, он вернулся. Рэйчел подозревала, что в гибели девушки Филипп винил только себя. Вернувшись, он, подсознательно, хотел искупить свою вину перед друзьями.
Для Рэйчел душа святого отца была также закрыта, как и душа Дерека. И судить о нем она могла только, полагаясь на свои наблюдения.
Филипп был мягким человеком. Этаким самоедом, постоянно гложущим самого себя, в попытке найти свой путь в жизни. Наследие явно было не для него. Слишком большой сумбур и неразбериха царили в потустороннем мире. А душа отца Калахана стремилась к покою и умиротворению.
Взгляд Филиппа спокойно встретил ненавидящий взгляд Ника:
-Сейчас основная задача – оценить появление духа.
Ник с трудом сдерживал себя, слушая Филиппа, смотря ему прямо в глаза. Он не мог простить ему предательства, когда Филипп ушел из Наследия. Он не мог простить ему гибели Джулии. Если бы Филипп тогда поехал с ними…
Если бы…
Обстановка в библиотеке вновь накалилась и грозила перейти на разбор отдельно взятых личностей.
Рэйчел каким-то шестым чувством уловила неприязнь Ника к Филиппу, еще тогда, в первую их встречу. Сейчас неприязнь перерастала в искреннюю ненависть:
-Лично я считаю, что мы должны защищать интересы ребенка. Вы не представляете, сколько родителей, которые избивают детей, готовы обвинить в этом какие-то не природные силы. Духов, демонов, чтобы избежать судебного преследования.
Рэйчел обвела всех присутствующих взглядом.
Алекс Моро внимательно слушала ее, чуть склонив голову.
Алекс была симпатична Рэйчел своей твердостью убеждений, не предвзятым суждением.
Рэйчел перевела взгляд на Дерека. Ей показалось, что он сейчас был где-то далеко, словно все споры, происходящие здесь, его не касались.
Филипп кивнул:
-Я согласен. Но если мы не разберемся в этом, то оставим без внимания ребенка, которому нужна наша помощь.
Теперь на Дерека уже смотрели в ожидании все, а он продолжал хранить молчание. Его карие глаза излучали грусть. Память унесла его в прошлое. Он вспоминал свое детство, отца…
В ту ночь, когда демоны вырвались из гробниц, в жизни Дерека все изменилось. Он надеялся, что к лучшему. Он простил Уинстона Райна за ночь в пещере. Он постарался простить самого себя за ту же ночь, за смерть отца.
И вот теперь все начиналось сначала: воспоминания, воспоминания и боль…щемящая, хоть и не сокрушающая.
-Что говорит мальчик?
Вопрос Рэйчел вернул Дерека в реальность:
-С тех пор он не разговаривает.
Рэйчел сделала пометку в блокноте, а Дерек продолжил:
-Мальчик в больнице Милосердия. Ты сможешь его осмотреть?
-Конечно.
-Хорошо.
Дерек повернулся к Алекс:
-Ты получила фотографии?
Алекс молча открыла папку, вынула фотографии Майкла, передала их Дереку. На снимках был запечатлен худощавый малыш в одних спортивных штанах. Все тело покрыто синяками и кровоподтеками. В глазах затаился страх.
Рассматривая снимки, Дерек оставался внешне бесстрастным, чего не скажешь об остальных. На их лицах читались смешанные чувства: жалость к мальчику, ненависть к тому, кто такое сделал, желание немедленно восстановить справедливость.
Дерек обвел коллег мимолетным взглядом:
-Я не верю, что Деймон Баллард мог такое сотворить со своим сыном.
-В этом и проблема, никто не хочет верить, что отец мог такое сделать со своим сыном.
Алекс решительно встала на сторону Ника:
-Это стало ясно, когда мальчика привезли.
Она взяла в руки одну из фотографий Майкла:
-Согласно медицинскому отчету, более сорока процентов тела покрыто синяками. Удары нанесены чем-то тупым: палкой или дубиной.
Ник заскрежетал зубами:
-Сукин сын!
На этом словарный запас приличных слов был исчерпан, и далее последовало лишь бессильное покачивание головой.
Неожиданно Филипп вскочил с места, держа в руке фотографию:
-Посмотрите на это. Знак Агнца.
Он указал пальцем на фотографию, которую держал в руках. Дерек присмотрелся: чуть ниже соска на левой стороне груди ребенка было пятно. При ближайшем рассмотрении оно было очень похоже на перевернутого связанного барашка.
Рэйчел удивленно посмотрела на Филиппа:
-Простите, знак кого?
Филипп пояснил:
-Ягненка. Невинного ягненка, предназначенного для жертвоприношения.
Отдав фотографию Дереку, Филипп подошел к книжным полкам. Нашел нужную книгу:
-Кое-какие записи упоминают об этом знаке.
Он шлепнул на стол фолиант и посмотрел на Ника:
-Ребенка, который его носит, преследуют демоны. Автор этого текста Саванаролла.
Рэйчел подняла удивленный взгляд на Дерека:
-Мученик?
Машинально отдав фото Нику, Дерек склонился над фолиантом:
-Он управлял Наследием в 15 веке.
Ник убедился, что Филипп прав: на груди ребенка действительно был знак Агнца, будь он неладен, а это значит, что Деймон Баллард, может быть, действительно ни при чем.
Филиппу потребовалось пару минут, чтобы отыскать нужную станицу. Когда он открыл ее, в библиотеке повисло молчание. Рисунок в книге и рисунок на груди мальчика оказались одинаковыми, словно сделаны под копирку.
Когда все сомнения отпали, Филипп выдохнул:
-Знаки одинаковые.
Миг сомнения в душе Ника Бойла прошел. Он тряхнул головой, словно сбрасывая дурман таинственности. Он готов был признать, что не прав, но лишь убедившись лично, проверив все до последней мельчайшей детали. И какие-то там совпавшие рисунки не являлись для него доказательством.
-Прекратите. Не принимайте совпадения за факт.
Рэйчел было ясно, Ник сейчас не воспримет ни одно представленное доказательство, снимающее обвинение с Деймона Балларда. Нику нужно дать возможность самому докопаться до истины в этом деле. Его ненависть Рэйчел могла объяснить только одним – в его жизни произошло что-то похожее.
Сев на место, Дерек вспомнил, что он глава дома и менторским тоном обратился к Нику:
-У нас нет выбора. Начнем расследование.
Парень безнадежно вздохнул, всем своим видом давая понять, что расследование – пустая трата времени, итак все ясно, но он вынужден подчиниться.
Не обращая внимания на выразительную мимику друга, Дерек продолжил:
-Однако, учитывая опасения Ника и Алекс, мы должны будем прекратить его, как только выяснится, что это насилие над ребенком.
После непродолжительного молчания общее мнение выразила Рэйчел:
-Согласна.
По комнате пронесся еле слышный вздох облегчения. Тяжелый разговор завершился одним коротким словом. Зашуршали убираемые бумаги, загрохотали задвигаемые стулья. Команда собиралась заняться делом.
-Филипп, мне нужна твоя помощь.
Просьба Дерека ничуть не удивила отца Калахана. Бросив на доктора Райна мимолетный взгляд, он кивнул:
-Хорошо.
И все же на душе Дерека было тяжело. Что-то осталось недосказанным, что-то непонятым. Мозаика дела Балларда была еще очень далека от завершенной. Дерек не мог понять Ника, его вспышек гнева, упертости в обвинении Деймона.
-Чтобы сформировать объективную точку зрения, нам нужна полная история семьи Деймона Балларда. Даже мельчайшие детали.
Слова Дерека произвели на Ника тот же эффект, что команда «Ищи» на охотничью собаку: он вскинул голову, сверля Дерека взглядом:
-Оставь это мне.
А затем ни на кого не глядя, поднялся из-за стола.
Собирая бумаги, Рэйчел усмехнулась. Она помнила Ника по той памятной ночи, когда парень с пистолетом в руке самозабвенно бросался на демонов. Без страха и сомнений. Тогда перед ней был мужчина, готовый отдать жизнь ради любого, кто этого потребовал бы. Сейчас перед ней был обиженный мальчишка, пытающийся на одних эмоциях доказать взрослым тетям и дядям свою правоту. Особенно одному взрослому дяде по имени Дерек Райн.
Рэйчел чувствовала к этому большому, бесстрашному ребенку симпатию за его неистовый напор и несгибаемую прямолинейность.
-И еще.
Ник обернулся, уперев взгляд в Дерека:
-Я понимаю, школьная дружба – это святое, но я не буду уважать себя, если позволю кому-то в этой комнате поставить дружбу выше фактов.
Выслушав тираду Ника, Рэйчел с интересом посмотрела на Дерека. На лице того не дрогнул ни один мускул. Он хорошо знал отца Ника и видел, что парень характером пошел в него. Такой же упрямый и целеустремленный. Дерек ЗНАЛ, что Ник сделает все, чтобы докопаться до истины. Какой бы она ни была. И он докопается. И признает ее. Даже если она не совпадет с его личным мнением.
-Я понял.
Дерек вернул Нику взгляд.
Все было сказано. Настало время действий.
Ник покинул библиотеку.
avatar
Angel
Призрак
Призрак

Читает журнал с : 2011-01-24

Сообщений : 16

Записано в Журнал: в Март 3rd 2013, 19:07

Больница Милосердия представляла собой многоэтажное здание внушительных размеров чисто белого цвета. Вокруг были разбиты аллеи. Мощные кроны деревьев, сплетались в некое подобие шатра, даря в жаркие летние дни прохладу и уют. А стоящие тут и там скамейки, позволяли больным отдыхать на свежем воздухе.
Палата Майкла находилась на седьмом этаже и была похожа на множество больничных палат во всем мире: стены светлых тонов, кровать, небольшой столик – вот и вся обстановка. Сейчас она освещалась лишь настольной лампой, света которой не хватало, чтобы прогнать мрак из дальних углов. Человек с развитым воображением тот час бы рассмотрел там, в причудливых тенях, чужое присутствие. А в звенящей тишине смог бы услышать постороннее дыхание, шорохи и шепот.
После пережитого кошмара дома, Майклу не нужно было обладать воображением, чтобы все это рассмотреть в темных углах палаты. Синяки и ушибы на теле болели и уж точно не были выдумкой разыгравшейся фантазии.
Майкл съежился под одеялом, постоянно вздрагивая от малейшего шороха. Широко открытые глаза испуганно осматривали полутемные углы палаты. Страх поселился в душе мальчика. Страх и разочарование во взрослых, которые не смогли его защитить от того, кого уж нет.
Шум со стороны двери заставил его еще шире раскрыть глаза и застыть в ожидании, натянув одеяло до подбородка, как будто оно могло его защитить. В следующую минуту дверь открылась и в комнату вошла светловолосая женщина. Майкл видел ее впервые. За спиной женщины мальчуган заметил фигуру высокого, темноволосого мужчины. В отличие от своей спутницы, тот замер на пороге, пристально всматриваясь в него, Майкла.
-Майкл.
Женщина заговорила и тут же напомнила Майклу маму. У нее был такой же тихий и мелодичный голос, как у мамы.
На какой-то миг в глазах малыша промелькнуло любопытство, когда женщина подошла к кровати:
-Привет. Я доктор Корриган. Я говорила с доктором Россом, и он разрешил нам зайти и проведать тебя.
Склонясь над ребенком, Рэйчел осторожно коснулась его щеки. Пальцы ее были теплыми и мягкими, и Майкл снова вспомнил свою маму. На какое-то мгновение на душе мальчика стало легко, страх ушел, возвратив ребенка в то время, когда у них все было хорошо. Мама и папа были вместе, и даже грозный с виду дедушка на свой манер всячески баловал внука. В то время, когда все были счастливы, пока не появилось это…
Майкл вздрогнул. Страх стремительно вернулся.
Рэйчел озадаченно взглянула на малыша, почувствовав, как его настроение резко изменилось.
А Майкл испуганно съежился, заметив, что в палату вошел высокий мужчина и остановился рядом с женщиной. Он молча смотрел на Майкла, по-прежнему не говоря ни слова.
Теперь, в тусклом свете лампы Майкл мог разглядеть его получше. Мужчина действительно был высок, темноволос, молод. У него были большие карие глаза, и Майкл с удивлением отметил, что в них светились сочувствие и понимание к нему, Майклу. Как бы он хотел видеть такое же сочувствие в глазах мамы и папы… А еще - любовь… Хоть самую капельку. Мальчику захотелось уткнуться ему в плечо и рассказать все-все, что произошло с ним, что он не мог рассказать своим родным.
Эта пара, пришедшая к нему в палату, несла спокойствие. Где-то в душе Майкл был уверен, что они помогут ему.
Рэйчел осторожно повернула лицо Майкла к себе. Оно было покрыто синяками. Можно было только догадываться, что пришлось пережить этому маленькому человечку. Вздохнув, Рэйчел улыбнулась, кивнув на стоявшего рядом мужчину:
-Это Филипп, мой коллега.
Филипп улыбнулся, отчего, вокруг его глаз разбежались мелкие морщинки:
-Как дела, Майкл?
В ответ на него доверчиво посмотрели детские глаза. Филипп продолжил:
-Как тебя называть? Майк?
Мальчик отрицательно мотнул головой.
-Мик?
И снова отрицательный кивок головой.
-Микки?
В глазах мальчика отразилось осуждение, заставившее Филиппа рассмеяться:
-Майкл!
Мальчишка удовлетворенно кивнул, полностью соглашаясь. Вслед за Филиппом улыбнулась и Рэйчел:
-Хорошо, Майкл.
Пора было приступать к тому, зачем они сюда пришли. Рэйчел склонилась над мальчиком:
-Не бойся, я немного отодвину это вниз, чтобы мы могли посмотреть.
Она сдвинула одеяло и очень осторожно начала расстегивать пижаму Майкла:
-Я немного расстегну твою пижаму, чтобы мы увидели, как ты выздоравливаешь.
Получив молчаливое согласие, Рэйчел распахнула пижаму. В палате повисла напряженная тишина. И Рэйчел и Филипп видели фотографии, но то, что предстало перед ними, превзошло все ожидания: худощавое тело Майкла было покрыто синяками и кровоподтеками.
Немного придя в себя от увиденного, Филипп наклонился еще ниже над Майклом: на левой груди, чуть ниже соска четко виднелось клеймо в виде связанного барашка. Знак Агнца.
Карие глаза святого отца наполнились тревогой. До прихода сюда он еще, слабо, но надеялся, что все это ошибка, теперь, же все сомнения вместе с надеждой исчезли: ребенок приговорен. Он должен оплатить чужие грехи.
Рэйчел почувствовала, как настроение Филиппа сменилось. Улыбка исчезла. В глазах появились тревога и печаль. Рэйчел стало очень и очень страшно. Не за себя. За этого маленького человека, так доверчиво смотревшего сейчас на них.
Взяв себя в руки, женщина обернулась к Майклу, улыбнулась:
-Хорошо. А теперь мы проверим, очень ли они болят. Возьми меня за руку.
Его маленькая рука удобно устроилась в руке Рэйчел. На миг женщина вспомнила о Кэтрин, но быстро отогнала непрошеные мысли, мешающие работе.
-Я буду прикасаться к синякам, а если заболит – сожми мою руку. Хорошо?
Майкл кивнул.
Пальцы Рэйчел коснулись небольшого синяка на плече ребенка.
Майкл резко дернулся, привстав на кровати. От неожиданности Рэйчел отдернула руку, с тревогой глядя на мальчика, а тот настороженно смотрел на темное окно, в котором отражался свет настольной лампы. Повеяло холодом. И как показалось Рэйчел, по палате пронесся ветерок, всколыхнувший занавески.
Рэйчел уложила Майкла на подушки:
-Все в порядке. Ты в норме?
Оторвав взгляд от окна, Майкл с тревогой в глазах посмотрел на Рэйчел.
Она прикоснулась к синяку на его руке:
-А как этот?
Майкл дернулся резче и задрожал.
Ветер усилился, неся с собой холод, а откуда-то издалека донесся голос:
-Майкл…
У всех присутствующих мороз пробежал по коже. Каждой клеточкой своего существа люди ощущали ужас, появившийся в палате.
Занавески на окне колыхнулись от сильного порыва ветра.
Рэйчел попыталась успокоить перепуганного ребенка:
-Все в порядке, Майкл.
Она заставила его снова улечься на подушки:
-Молодец. Попробуем еще раз. Ладно?
Майкл уже не был уверен, что все в порядке. Его кошмар вернулся. И тут он заметил, как рука Рэйчел потянулась к синяку на левой стороне груди. Глаза ребенка в страхе расширились.
-Скажи, болит ли этот?
Не успела Рэйчел коснуться синяка так похожего на барашка, как Майкл подлетел на кровати, издав крик боли. Женщина едва успела его поймать. В ее руках Майкл бился и визжал, извивался, пытаясь вырваться. На помощь Рэйчел пришел Филипп. Он схватил вопящего малыша в охапку, прижал к себе. Святой отец ощущал, как тело ребенка неистово сотрясалось в его руках:
-Все хорошо. Все в порядке.
И словно опровергая его слова, окно в палате взорвалось мириадами мельчайших осколков.
Вопли Майкла стали яростнее. Рэйчел и Филиппу уже стоило большого труда удержать его на кровати. Проем окна озарился вспышкой яркого света. Поднялся ураганный ветер, старающийся отшвырнуть взрослых от ребенка.
Память подсунула Рэйчел собственный недавно пережитый кошмар на башне замка. Тогда точно так же бушевал ветер, сбивая с ног, а потом пришел ужас…
Филипп прижимал Майкла к себе.
-Все в порядке, Майкл. Все хорошо.
Он твердил это как мантру, пытаясь убедить не только Майкла, но и прежде всего самого себя.
Опомнившись, Рэйчел кинулась к кнопке экстренного вызова:
-Палата 703. Нужна помощь.
- Dominus illuminatio mea…
Пока Рэйчел вызывала помощь, Филипп прибег к единственно верному средству, какое было сейчас в его распоряжении – молитве. Он не ошибся в выборе. Майкл затих, но со всех сторон на людей обрушился шепот, который с каждой секундой становился все громче и громче:
-Я…не могу…дышать…
Испуганно Рэйчел осмотрелась. Кроме них троих в палате никого не было. Она не могла с точностью определить, откуда исходит голос. Ей казалось, что он слышится со всех сторон одновременно. Внезапно ей захотелось заткнуть уши руками и куда-нибудь спрятаться, чтобы не слышать замогильного шепота, не ощущать пронизывающего холода. Пересилив себя, Рэйчел склонилась над мальчиком, лежавшим на руках Филиппа:
-Майкл?
Ребенок был без сознания.
Рэйчел перевела испуганный взгляд на Филиппа. Тому тоже было страшно.В душе святого отца родился страх. Страх за беззащитную детскую душу, которой выпало столь страшное испытание. Сжимая бесчувственного мальчика в объятиях, отец Калахан твердо знал: Деймон Баллард не причастен к избиению своего сына, по крайней мере - физически.

Сидя в зале управления, Ник, не отрываясь, смотрел на монитор компьютера. Сменяя кадр за кадром, на экране проносилась вся найденная информация о семействе Баллардов, начиная от прапрадеда и заканчивая Майклом.
За соседним компьютером Алекс внимательно наблюдала за Ником. Она знала его несколько лет. Вместе они многое повидали, прошли через такое, чего не пожелаешь даже врагу. Характер у Ника был вспыльчивый, но он умел признавать свою неправоту, а еще лучше умел докапываться до истины. Алекс было непонятно, что так задело парня в деле друга Дерека. Одно было ясно – это что-то личное.
Достаточно насмотревшись на спину Ника, Алекс улыбнулась:
-Узнал что-нибудь о семействе Баллардов?
Не отрывая взгляда от монитора, Ник кивнул:
-Род берет начало от главаря разбойников из Сан-Франциско. Видимо, прапрадед Баллардов возил китайских рабочих для строительства железной дороги. Потом он обманул своих партнеров. Семья заработала деньги обычным способом. Украла их.
С монитора на Ника смотрел, улыбаясь Деймон Баллард. Статья под фотографией носила громкий заголовок: «Сын идет по стопам отца».
Алекс вздохнула. Ник слишком близко к сердцу принимал дело Балларда. Интересно, что же все-таки его так задело?
Воспользовавшись затянувшимся молчанием, Алекс щелкнула по клавиатуре своего компьютера:
-Помнишь дело, над которым я работала? Я все выяснила.
Оторвавшись, наконец, от рассматривания портрета Балларда, Ник удивленно оглянулся:
-Что именно?
Алекс задорно улыбнулась:
-Дева Верхагена – это фальшивка!
-Ты шутишь? Как?
Ник знал, что Алекс работала над делом, связанным с видениями. Жители небольшого городка сообщали о том, что в ранние утренние часы, на стене местной церкви появлялось сияющее видение, напоминающее лик Девы Марии. Случилась, чуть ли не массовая истерия, в церковь святой Девы потянулись паломники, и полиции приходилось прилагать усилия, чтобы предотвратить беспорядки. Алекс должна была разобраться: это действительно видение или же массовая галлюцинация.
-Архивы строительных работ.
Пальцы Алекс проворно пробежали по клавишам:
-Иди сюда.
Не вставая с кресла, Ник подкатил к ней. На экране монитора была полная карта городка.
Алекс продолжала щелкать по клавишам:
-Взгляни. Местное отделение полиции получило десятки заявлений о чуде.
На мониторе появилось изображение колокольни:
-Это колокольня церкви святой Девы. Она расположена на холме над Верхагеном.
Следом за колокольней компьютер выдал фотографию самой церкви.
-Стена, на которой видели знак Девы – вот здесь.
Ник коснулся рукой монитора и задумчиво склонил голову, наблюдая, как компьютерная программа пытается наложить изображение Девы на стену колокольни:
-Любые отражения от колокольни блокируются зданием старой ратуши.
Алекс улыбнулась:
-Да, я проверила городские архивы.
-Первовидения зарегистрированы накануне Рождества?
-Точнее, 13 декабря. Я проверила городские архивы, и оказалось, что новый банк строится вот здесь.
Алекс указала место на карте:
-Учитывая угол падения лучей, толщину стекла, я высчитала, что свет отражается от крыши колокольни. Он падает на юго-восточный угол банка…
Компьютер послушно проиллюстрировал рассказ Алекс:
-…проходит через четыре слоя стекла и падает на стенку вот здесь.
Линия, прочерченная компьютером, уперлась в стену колокольни, и перед Ником возник лик Девы Марии.
Ник усмехнулся:
-Потрясающе. Ты представляешь, сколько пожилых жительниц Верхагена ты разочаровала?
Алекс весело пожала плечами, показывая, что это ее ничуть не волнует.
-Ни одной.
Обернувшись, Алекс и Ник увидели стоящего на пороге комнаты Дерека.
-Пожилые жительницы не поверят ни одному рациональному объяснению чуда.
Дерек подошел к друзьям, улыбнулся:
-Но мы знаем правду. Хорошая работа, Алекс.
Та ответила взаимной улыбкой:
-Спасибо.
Лицо Дерека стало серьезным:
-Утром я говорил с Деймоном Баллардом. Сегодня предварительное слушание дела.
Взяв папку с материалами по семейству Баллардов, Ник передал его Дереку:
-Согласно базе данных, отец Балларда хотел, чтобы сын занимался семейным бизнесом.
Мельком просмотрев бумаги, Дерек кивнул:
-Я знаю отца Деймона более 30 лет. И скажу тебе, что «хотел» - неверное слово.
Ник с удивлением увидел на лице Дерека хитрую улыбку, что было огромнейшей редкостью:
-Деймон ничего бы не сделал против воли отца.
Улыбка исчезла:
-Что еще?
Бесстрастным тоном Ник продолжил доклад:
-Судя по всему, за последние полгода его жена вызывала полицию трижды. Каждый раз он получал предупреждения за пьянство, но никогда не было предъявлено официальное обвинение.
Дерек наклонил голову, прокрутив в голове свой разговор с Деймоном:
-Он упоминал о семейных проблемах.
-Проблемах?
Бесстрастность Ника испарилась, словно ее и не было:
-Дерек, эти россказни о полтергейсте – прикрытие. Мы должны не помогать этому парню, а арестовать его.
Карие глаза Дерека начали темнеть:
-Когда я буду уверен в его вине – так и будет. А пока, продолжайте копать дальше.
Два властных взгляда скрестились в безмолвном поединке, длившемся лишь миг. В этот миг каждый пытался доказать друг другу, что прав именно он.
Миг пролетел…
Дерек молча, покинул зал управления, а Ник, вздохнув, унесся воспоминаниями в свое прошлое, безжалостно ворвавшееся в его жизнь несколько дней назад.

Ураган в палате утихомирился так же внезапно, как и начался. Все произошедшее могло бы показаться сном, если бы на руках Рэйчел не лежал Майкл Баллард, без сознания, избитый и с израненной душой.
Оставив мальчика на попечение медсестер, и отправив Филиппа за Дереком, Рэйчел спустилась в больничный холл. В ярко освещенном коридоре сновали люди: кто-то торопился на помощь больному, кого-то радостно встречали родственники, чтобы забрать домой, а кто-то нервно «ломал» пальцы, ожидая вестей о состоянии здоровья своего родного человека. Двери открывались и закрывались, пропуская людей, и это движение казалось бесконечным.Среди всей этой суеты Рэйчел немного приободрилась. Здесь все было более или менее знакомо. И главное, здесь не было потусторонних сил. Когда она набрала номер Алекс, голос ее уже не дрожал:
-Да. Состояние мальчика – стабильное.
За спиной у Рэйчел входная дверь открылась, пропуская маленькую девочку с альбомом в руке. Следом за малышкой шла молодая девушка, неся портфель.
Рефлекторно обернувшись, Рэйчел улыбнулась. Весь кошмар остался в прошлом, женщина постаралась быстрее распрощаться с собеседницей:
-Мне нужно идти, Алекс, позвоню, когда что-нибудь выясню.
Она повесила трубку и обернулась навстречу девочке, раскрыв объятия:
-Вот ты где.
Кэтрин нежно обвила шею мамы руками. Они обе рады были видеть друг друга.
Оторвавшись от матери, Кэт улыбнулась:
-Эмили сказала, чтобы после школы мы шли прямо сюда.
Опустив дочь на пол, и помогая снять пальто, Рэйчел подтвердила:
-Эмили была права.
Рэйчел повернулась к девушке, стоявшей неподалеку:
-Теперь я справлюсь сама. Спасибо.
Эмили передала Рэйчел портфель Кэт:
-По дороге мы остановились, чтобы перекусить. Пускай она покажет вам свой художественный проект. Он потрясающий.
Кэт сердито тряхнула головой:
-Он еще не закончен.
Приняв портфель, Рэйчел взяла Кэтрин за руку:
-Здесь идеальное место, чтобы закончить его, не так ли?
Поцеловав подопечную и махнув ей рукой, Эмили направилась к двери:
-Пока, Кэт, увидимся дома.
-Пока.
Рэйчел кивнула Эмили:
-Увидимся позже.
-Хорошо.

Здание суда располагалось в центре города и внешне выглядело очень внушительно. Так и должно было быть. Здесь вершились человеческие судьбы.
В этот день в одном из залов заседаний слушалось дело Деймона Балларда, обвиняемого в жестоком обращении с собственным сыном.
Зал суда был точной копией многих залов суда по всему миру. Места для обвинителей, обвиняемых, ну и конечно, для вершителей судеб – судей. Не забыли про родственников, друзей, коллег и просто зевак, считающих посещение судебных заседаний интереснейшим времяпрепровождением. Стены зала были декорированы неброскими панелями, в сочетании с мягким светом, создающими почти домашнюю обстановку.
-Встать. Начинаем заседание верховного суда штата Калифорния под председательством судьи Аманды Керн.
Зал встал.
Судья, средних лет латиноамериканка вошла в зал, и словно повинуясь невидимому дирижеру все сели.
За плечами Аманды Керн был не один год судейской практики. За это время она научилась отделять чувства от дела, включая разум, отметая эмоции. И, конечно же, следуя букве закона. Сегодняшнее дело было для нее обычным, несмотря на громкое имя Баллардов.
Аманда Керн заняла свое место:
-Хорошо. Позвольте напомнить обеим сторонам, что предварительное слушание должно доказать, что есть основание осуществить суд над Деймоном Баллардом. Здесь мы не доказываем виновность или невиновность, а лишь выясняем обоснование дела.
Лиза сидела всего в нескольких шагах от Деймона и внимательно слушала речь судьи. И напрасно Деймон бросал в ее сторону умоляющие взгляды. Женщина не видела их, а может просто, ей было больно видеть человека, который, по ее мнению, поднял руку на их сына.
-Мистер Ропер, вы здесь представляете окружного прокурора.
С места поднялся молодой человек, представляющий интересы Лизы. В облике Джорджа Ропера читалась неуемная энергия и
стремление к карьерному росту, причем любыми средствами.
Он почтительно склонил голову.
Судья продолжила:
-Можете начинать.
Ропер кивнул:
-Спасибо, Ваша честь.
Повинуясь взмаху его руки, Лиза заняла место за трибуной для дачи показаний.
Деймон нервно оглянулся. Зал был полон. Большинство из присутствующих были ему незнакомы. Во взглядах читалось любопытство. Среди присутствующих Деймон не увидел отца. Впрочем, он бы сильно удивился, если бы мистер Баллард появился на процессе. Тот слишком дорожил собственной репутацией в обществе, чтобы компрометировать себя появлением на судебном заседании. Достаточно было уже и того, что дело Баллардов стало всеобщим достоянием.
На душе Деймона стало тоскливо. Ему сейчас так была необходима поддержка и капелька понимания. И все же Баллард-младший поймал в зале один сочувствующий взгляд. Сразу за своей спиной Деймон заметил Дерека. Тот ободряюще кивнул другу, едва заметно улыбнувшись. На душе мужчины немного полегчало. Хоть кто-то был на его стороне. Верил ему. Деймон надеялся, что Дерек докопается до истины всей чертовщины, свалившейся на его голову.
-Итак…
Ропер решительным шагом подошел к Лизе:
-За одиннадцать лет супружеской жизни ваш муж бил или как-то унижал вас?
На миг Лиза задумалась. Перед ней промелькнули все годы жизни с Деймоном: знакомство, первое свидание, романтические встречи, рождение Майкла, отчуждение Деймона… Но за все эти годы она была счастлива, несмотря ни на что. Они любили друг друга. И их сын был рожден в любви.
-Мой муж – прекрасный человек. Но у него есть проблема – он пьет.
Деймон не поверил своим ушам. А Лиза продолжала:
-И иногда так много, что он теряет контроль над собой.
Ропер одарил Деймона осуждающим взглядом, и вновь обратился к Лизе:
-А что происходит, когда он теряет контроль над собой?
Женщина вздохнула:
-Он становится агрессивным.
-На словах или физически?
-И так и так.
Деймон с болью смотрел на жену. Неужели все, что было между ними, бесследно исчезло? Неужели гнев так ослепил ее, что она не ведает, что творит?
В глазах Дерека отразилось удивление. Он не мог представить, даже при наличии самого буйного воображения, что Деймон способен вообще проявить агрессию, а тем более к своей семье. Он был уверен, что Деймон не избивал Майкла, и лишь под давлением Ника согласился проверить эту, как ему казалось, нелепую версию.
Лизе и самой было тяжело обвинять мужа, но она хотела только одного – защитить собственное дитя:
-Как правило, все начиналось со ссоры ни о чем, или какого-нибудь замечания его отца. Деймон очень преданный сын. Если отец говорил что-то по поводу цвета моего платья, или опоздания, он ничего не говорил мне, пока мы не добирались домой.
Голос Лизы дрожал. Она любила мужа и готова была мириться с его слабостями, недостатками и откровенной трусостью перед отцом, но простить то, что он поднял руку на сына, она не могла.
Где-то в душе Деймон мог понять Лизу. Он знал, что не был идеальным мужем и отцом. С самого детства он находился под непререкаемым авторитетом отца. Он и его мама.
Деймон думал изменить свою жизнь, когда встретил и полюбил самую красивую девушку. Весь мир лежал у их ног. Счастье казалось, было близко, пока не вмешался Баллард-старший. Он счел, что Деймон достоин более лучшей пары, чем бедная продавщица…
До сих пор Деймон не мог простить себе, что подчинился тогда отцу и предал ту, что любил больше жизни…
Нет, в браке с Лизой он был счастлив. Он любил ее. Впрочем, не любил. ЛЮБИТ. Но сердце до сих пор не может забыть те прошлые годы, напоенные безоблачным счастьем.
Мистер Баллард одержал верх и продолжал «править» сыном. А Деймон сдался. И уже, скорее по привычке, он ставил отца выше любви, семьи. Выше Лизы и Майкла.
Все, что сейчас говорила Лиза, было жестокой правдой. И времени на новый шанс все исправить может уже не будет.

Странное существо человек. Наедине с собой он готов горы свернуть, но когда дело доходит до действий - идет на попятную, подчиняясь собственным слабостям и трусости. Не все. Большинство. И аллилуйя тем, кто может совместить желаемое с действительным.

Деймон удостоился гневного взгляда Джорджа Ропера, однако, вопрос адвоката был предназначен Лизе:
-И что он делал потом?
Ответ женщины был лаконичен:
-Он начинал пить.
Сделав пометку в блокноте, Аманда Керн посмотрела на Лизу. Судьба этой женщины напоминала ей судьбы многих, побывавших в этом зале. Сначала – Любовь, Романтика, а потом – Разочарование, Усталость друг от друга. И даже громкое имя, власть и деньги ничего не меняют в многовековой истории взаимоотношений Мужчины и Женщины.
Эти мысли быстро пронеслись в голове судьи. И только самый наблюдательный мог заметить в этот момент в ее глазах мимолетную жалость. Впрочем, ее лицо тут же вновь стало бесстрастным.
Голос Лизы Баллард дрожал все сильнее и сильнее, а на глаза навернулись непрошеные слезы, но, несмотря на это, она продолжала:
-И чем больше он пил, тем агрессивнее становился.
После этого заявления даже у адвоката самого Деймона появились сомнения в правоте клиента.
А Ропер не отставал:
-Он когда-нибудь бил вас или вашего сына?
Зал затаил дыхание.
Деймон забыл, что нужно дышать, впившись в жену немигающим взглядом.
Секунду подумав, Лиза уверенно заявила:
-Нет. Нет, до этого случая.
Нервы Деймона сдали. Он вскочил с места:
-Это не правда. Я бы никогда не сделал того, что причинило бы ему боль.
Адвокат постарался усадить его на место, а в зале раздался грозный голос судьи:
-Мистер Баллард, еще одна реплика, и мне придется удалить вас из зала суда. Вам понятно?
Деймон обессилено рухнул на стул. До последнего момента он надеялся, что Лиза не станет обвинять его в избиении.
Надежды не сбылись.
Адвокат уселся рядом и ответил за своего клиента:
-Да, Ваша Честь.

В зал суда осторожно, боясь нарушить ход процесса, вошел Филипп Калахан. Осмотревшись, он нашел взглядом Дерека.

Джордж Ропер вновь подступил к Лизе:
-Вы можете описать суду, что вы увидели, когда открыли дверь?

Пробравшись к Дереку, Филипп что-то шепнул ему на ухо. В карих глазах Райна появилась тревога.

Постаравшись отбросить эмоции, Лиза вспоминала подробности, хоть это и далось ей нелегко:
-Все было разбросано вокруг, будто они дрались, а Майкл, мой сын лежал на полу.
Нервы сдали. Не выдержав, Лиза всхлипнула.

Коротко кивнув Филиппу, Дерек проследовал вместе с ним к выходу, не обращая внимания на растерянного Деймона, заметившего его уход.

-Где был ваш муж?
-Он стоял, Он выглядел сердитым и расстроенным. Так он смотрел на меня, когда мы ссорились.

Отпустив няню, Рэйчел привела Кэтрин в свой кабинет.
С тех пор, как она попала в команду Дерека, она слишком мало времени проводила с дочерью и пользовалась любой выпавшей минуткой, чтобы побыть с Кэт.
Уютно расположившись на диване рядом с дочерью и рассматривая рисунки в альбоме, доктор Корриган наслаждалась этими минутами общения, смакуя каждый миг.Перевернув страницу альбома, женщина улыбнулась:
-Фиолетовая корова. Почему ты сделала ее фиолетовой?
Кэт с недоумением посмотрела на маму:
-Потому что луна будет желтая.
Рэйчел кивнула, словно удивляясь собственной недогадливости:
-Верно.
Она хотела добавить еще что-то, но тут в динамике раздался женский голос:
-Доктор Корриган, подойдите в восточное крыло.
Минуты тихой радости закончились. Ее снова ждала работа. Рэйчел с легкой грустью посмотрела на дочь:
-Я должна подойти к пациенту. Это ненадолго. Можешь остаться здесь и закончить рисунок.
Взяв в руки карандаш, Кэтрин весело улыбнулась:
-Хорошо.
Подставив щеку для поцелуя, Рэйчел направилась к двери:
-Подождешь?
Дочь – это все, что у нее осталось в жизни после гибели мужа и сына.
Кэтрин склонилась над рисунком, тщательно раскрашивая луну в ярко желтый цвет:
-Ладно.
-Я скоро вернусь.
-Пока.
Рэйчел шагнула за порог:
-Пока, дорогая.

С завидной настойчивостью Ник вытаскивал из компьютера все новую и новую информацию о семействе Баллардов. Уверенный в своей правоте, он готов был вытащить из сети даже то, чего никто и никогда не знал.
-Ник?
С чашкой в руках, Алекс уже пару минут наблюдала за парнем, он так и не заметил ее присутствия. Это было на него не похоже. Жизнь «морского котика» не прошла для Ника даром. Присутствие чужака в своем личном пространстве он чувствовал четко. Только не
сейчас.
Не отрываясь от изучения статей двухгодичной давности, Ник соизволил отозваться:
-Да?
-Ты здесь несколько часов. Ты в порядке?
-Да. Я и не заметил, как прошло время.
Когда Алекс подошла ближе, парень щелкнул по клавишам:
- Что с этим Баллардом? Почему все боятся его запятнать?
Алекс попыталась что-то высмотреть в улыбающейся с монитора фотографии Деймона:
-Запятнать?
-Испортить его репутацию. Странно, что полиция вообще приехала. Я знаю, что этот парень виновен. Я просто должен найти способ, чтобы доказать это.
Оторвавшись от фотографии Деймона, Алекс с тревогой взглянула на Ника. Что он пытался доказать и кому? Дереку? Алекс тут же отогнала эту мысль прочь. Да, Ник и Дерек частенько схлестывались по различным вопросам, но такого фанатизма еще не было. Скорее всего, дело в самом Нике. В его прошлом. Доказывая вину Деймона, он словно мстил кому-то из своей прошлой жизни, доказывал что-то себе. Вот только – что?
Алекс дружески похлопала Ника по плечу:
-Почему бы тебе не сделать перерыв?
Шлепая по клавишам с еще большим рвением, Ник кивнул:
-Да, когда найду то, что ищу.
Алекс вздохнула – случай безнадежный. Ник успокоится только тогда, когда во всем разберется. Сам.

Из зала суда Филипп и Дерек приехали прямо в больницу. И тут же увидели у стойки регистратуры Рэйчел, изучавшую какие-то бумаги.
Филипп помахал рукой:
-Рэйчел, мы приехали сразу, как только смогли. Мальчик до сих пор спит?
Оторвавшись от бумаг, Рэйчел кивнула:
-Спал, когда я в последний раз его видела.
Дерек указал на папку в ее руках:
-Это его карточка?
-Да. Все анализы отрицательные. Специалисты осмотрели даже голосовые связки. Нет никаких физических объяснений его немоты. Причины психосоматические. Может – посттравматический стресс.
История болезни перешла в руки Дерека.
-Но проблема в том…
Услышав нотки сомнения в голосе Рэйчел, Дерек выжидательно глянул на коллегу.
-…что синяки продолжают появляться.
Задумчивость во взгляде сменилась тревогой. Сейчас со стороны Дерека Райна можно было сравнить с гончим псом, взявшим след: взгляд стал жестче, голос приобрел стальной оттенок. Казалось, что кусочки мозаики в его голове начали складываться в гармоничный рисунок:
-Его состояние ухудшается?
Рэйчел кивнула:
-Да. С тех пор, как уехал Филипп, появилось с полдюжины новых синяков.
Мужчины переглянулись меж собой. Деймон Баллард уж точно здесь ни при чем. В это время он находился в зале суда. И свидетелями этого, помимо Дерека, были еще несколько десятков человек, включая судью и адвокатов.
-Можешь нам показать?
-Конечно. Нам вниз по лестнице.
Быстрым шагом все трое проследовали к лестнице. На них никто не обратил внимания. Больница жила своей жизнью. Сновал медперсонал, ожидали больные и просто посетители. То и дело звонил телефон. От действий каждого отдельно взятого сотрудника больницы зависело слишком много человеческих жизней.

Кэтрин увлеченно рисовала. К приходу мамы она собиралась закончить рисунок.
Ее мама была доктором и помогала людям. Частенько Кэт вынуждена была оставаться вместе с няней, пока мама была на работе. Няня ей нравилась. Эмили забирала Кэтрин из школы. Вместе они гуляли, играли. Эмили рассказывала Кэт разные интересные истории. Но няня – это няня. Она не может заменить маму, поэтому Кэт, как и сама Рэйчел, радовалась, когда они оставались вдвоем. Это было самое счастливое время в ее жизни.
Вот и сейчас она, сидя в кабинете, рисовала и ждала маму, чтобы порадовать ее законченным рисунком.Внезапно, плавное течение мыслей Кэтрин было нарушено. Карандаш замер на бумаге. Девочка почувствовала на себе чей-то пристальный взгляд. Медленно подняв голову, она замерла. В проеме открытой двери стоял босой, в одних спортивных штанах мальчишка. На вид ему можно было дать лет десять, и выглядел он так, словно долгое время провел в воде. Вода стекала с мокрых волос на бледное, синеватое лицо и собиралась в небольшую лужицу у его босых ног. Но больше всего Кэтрин поразили глаза мальчишки. Темные, почти черные. И злые. Зло и ненависть, казалось, выплескивались наружу. В плотно сжатых губах не было ни кровинки.
Кэтрин не чувствовала страха. Одно лишь любопытство:кто он и что хочет. Каким-то шестым чувством она чувствовала, что мальчишке нужна помощь, но не знала, чем может помочь ему.
Постепенно злость в глазах незнакомца уступила место заинтересованности. В отличие от других людских существ, эта девчонка видела его. Видела и не боялась.
В полном молчании они рассматривали друг друга пару минут, а потом, развернувшись, мальчуган зашлепал босыми ногами по кафельному полу, удаляясь от кабинета и от Кэтрин.
Движимая все тем же любопытством, с которым она рассматривала мальчугана, Кэт поспешила вслед за ним.
Прошагав по коридору, мальчишка свернул в одну из дверей. Повернув за ним, Кэтрин оказалась во втором, меньшем коридоре. Мальчишка был там. Он стоял перед закрытой дверью, словно чего-то ожидая. Как только Кэтрин появилась в коридоре, мальчишка сделал шаг в сторону палаты и прошел … сквозь дверь. Такого фокуса Кэт не видела еще никогда. Тихонько ахнув, она поспешила следом за своим странным провожатым. Правда, более простым способом - открыв дверь.
avatar
Angel
Призрак
Призрак

Читает журнал с : 2011-01-24

Сообщений : 16

Записано в Журнал: в Март 3rd 2013, 19:27

Майкл спал. Сон его был беспокойным. Кошмар подступал со всех сторон, оглушая шипящим голосом, звавшим его, куда-то с собой. Голос раздавался одновременно со всех сторон. А потом пришла боль. Она обожгла Майкла, перехватила дыхание. От нестерпимой боли Майкл не мог ни закричать, ни проснуться, он лишь беспокойно метался по кровати, путаясь во влажных от пота простынях.
-Майкл…
Майкл резко открыл глаза, вырываясь из кошмарного сна. Это был тот же самый голос, что и во сне. Это был тот же голос, тогда, дома, тем злополучным вечером.
Кровать задрожала, и Майкл сжался в комок.
-Майкл…
Открыв пошире дверь палаты, Кэтрин замерла на пороге. В палате было темно, если не считать слабого света, исходящего от светильника на тумбочке рядом с кроватью. На кровати кто-то лежал, укрывшись одеялом с головой. Больше в палате никого не было. Оставив дверь открытой, Кэт подошла к кровати. Человек под одеялом не шевельнулся. Кэтрин шагнула еще ближе:
-Ты в порядке?
От неожиданности Майкл подпрыгнул, резко развернувшись в сторону голоса, раздавшегося у него над головой. В отличие от загробного шелеста, этот был самым обычным, человеческим. Перед ним стояла девчонка с длинными каштановыми волосами, большими карими глазами, светившимися сочувствием.
Нервно подтянув одеяло на себя, Майкл отрицательно замотал головой. Страх прошил его новой волной. По палате пробежал ветерок. Стало заметно холоднее. Открытая дверь с грохотом захлопнулась. Вздрогнув от неожиданности, Кэтрин обернулась. Позади никого не было.

Спеша по коридору вместе с Дереком и Филиппом, Рэйчел на ходу объясняла:
-Его палата внизу и направо, но дайте мне минуту, я скажу Кэтрин, куда я иду.
Рэйчел направилась к своему кабинету и с недоумением замерла на пороге. На столике лежал альбом с не докрашенной луной, рядом россыпью лежали цветные карандаши. Кэтрин в кабинете не было.
Рэйчел озадаченно осмотрелась вокруг, все еще не веря собственным глазам:
-Кэтрин?
Внезапно она почувствовала, как пол под ногами задрожал, а вслед за ним начала вибрировать и мебель. Ухватившись за косяк, чтобы не упасть, Рэйчел еще раз осмотрела кабинет, в надежде все же обнаружить дочь:
-Кэтрин?

Майкл, с криками ужаса, метался по кровати. Страх стальными щупальцами сжал душу. Загробный голос раздавался отовсюду. Он заполнял собой все пространство палаты, заглушая все остальные звуки. Майкл кричал, как могут кричать только раненые зверьки, почувствовавшие приближение смерти.
Не выдержав воплей мальчишки, Кэт зажала уши руками и тоже громко закричала.
Маленький ветерок в палате сменился ураганом.
Крик Майкла становился все громче и громче.
Уставясь на вопящего Майкла, Кэтрин еще сильнее зажала уши, перевела дыхание, и…:
-Прекрати это!

Филипп и Дерек, пытаясь понять, что происходит, попеременно переводили взгляды с Рэйчел на вибрирующую мебель и обратно. И тут, с другого конца коридора до них донесся детский крик:
-Прекрати это!
Рэйчел встрепенулась. Она узнала голос Кэт. Сорвавшись с места, женщина выбежала в коридор:
-Кэтрин? Кэтрин!...

Вопль Кэт донесся уже до самых удаленных уголков больницы, заставив всех замолчать, притормозить на ходу и крутить головами, пытаясь понять, что же происходит.

Когда Рэйчел, Дерек и Филипп ворвались в палату Майкла, там царила напряженная тишина. Майкл, не шелохнувшись, лежал на кровати спиной к двери, а Кэтрин сидела на полу посреди палаты, сжавшись в комочек, и неотрывно смотрела на него.
Бросившись к кровати, Филипп повернул Майкла к себе. Глаза ребенка были открыты, но взгляд был стеклянным, пустым. Сознание покинуло Майкла, даровав жизнь.
Рэйчел присела на корточки возле дочери:
-Кэтрин, почему ты не осталась там, где я оставила тебя?
Голос Кэт дрожал:
-Там был мальчик. Я пошла за ним.
Рэйчел осмотрелась:
-Какой мальчик?
Стоявший до этого у двери Дерек подошел ближе:
-Ты с ним разговаривала?
Кэтрин отрицательно качнула головой:
-Нет. Он очень злой.
Внимание Дерека привлекло какое-то пятно на полу. Присев на корточки, он внимательно всмотрелся в него.
Пытаясь успокоить дочь, Рэйчел нежно обняла ее за плечи, чувствуя, как та дрожит в ее объятиях, а потом взглянула на
Дерека, пытаясь понять, что он рассмотрел на полу:
-Что это такое?
-Вода. Похоже, что следы.
Дерек отвечал односложно, не отрываясь от изучения полового покрытия.Присмотревшись внимательнее, Рэйчел увидела небольшие лужицы, словно кто-то прошлепал босыми, мокрыми ногами. Следы были маленькими, детскими и вели от кровати Майкла к дверям. Переместившись в том же направлении, Дерек наткнулся на туфли. Он поднял взгляд выше. Сверху вниз на него широко раскрытыми от изумления глазами смотрела высокая темноволосая женщина. Лиза Баллард собственной персоны. Не менее изумленным взглядом женщина осмотрела палату. Лиза никак не ожидала увидеть рядом с сыном столь разношерстную компанию: священника, женщину с девочкой и мужчину, что-то изучающего на полу. В нем она без труда опознала Дерека Райна, школьного товарища Деймона.
-Простите, почему мой сын?...
Лиза стремительным шагом направилась к Майклу, вынудив Дерека столь же стремительно подняться на ноги и отойти с ее пути.
-Что вы здесь делаете? Если вас нанял Деймон…
Решительно отодвинув Филиппа от Майкла, Лиза заявила:
-Я прошу вас уйти.
В скоропалительную речь женщины никто не мог вставить ни слова. Первой пришла в себя Рэйчел. Она как никто из присутствующих понимала, что сейчас переживает женщина:
-Миссис Баллард, я доктор Корриган. Происходит кое-что…
Рэйчел не знала, как продолжить. Все, что происходило, было за гранью понимания.
Присев на краешек кровати, Лиза нежно гладила Майкла по голове. Сейчас для нее существовал только сын.
Дерек пришел на помощь Рэйчел:
-…есть основания считать, что ваш сын в опасности.
Женщина резко развернулась в сторону Райна:
-Все проблемы моего сына решатся, когда я заберу его у отца.
А теперь убирайтесь. Все.
Под решительным отпором хрупкой женщины Дерек ретировался назад, беспомощно взглянув на Филиппа, словно пытаясь найти поддержку.
А Лиза уже вновь склонилась над сыном, нежно, шепча:
-Мама здесь, Майкл.
Какое-то время мальчик никак не реагировал. Его взгляд был направлен в одну точку. Внезапно, глаза ребенка широко раскрылись, приобретая осмысленность. Он медленно повернул голову, нашел взглядом Кэтрин. Фигура девочки перед его взглядом начала колыхаться, а потом замерла, четко выделившись из окружающего мира, начавшего меркнуть и отходить вдаль.
Взгляд Майкла заворожил Кэтрин и вместе с тем напугал ее. Она теснее прижалась к матери:
-Он здесь!
В палате поднялся ураган, норовящий сбить с ног всех, вставших на его пути. Майкл забился в руках Лизы и закричал.
С трудом удерживаясь на ногах и прикрывая лицо, Дерек махнул Рэйчел рукой:
-Отойдите!...
Подхватив Кэт на руки, Рэйчел забилась в дальний угол, где было относительно тихо.
Ничего не понимающая Лиза попыталась прикрыть вопящего Майкла:
-Что происходит?...
Ветер отшвырнул Филиппа и Дерека от Майкла и Лизы к противоположной стене.
Комната осветилась ярким, слепящим светом.
Корчась в руках матери, Майкл, не переставая, вопил от боли.
Очнувшись от удара, Дерек пытался раз за разом встать на ноги. Попытки оканчивались провалом. Ветер снова и снова ставил его на колени. Рядом с ним поднимаясь и падая, барахтался Филипп. А потом взгляд Дерека случайно упал на противоположную стену. То, что он там увидел, заставило его забыть обо всем на свете. Там, двигаясь совершенно самостоятельно, что-то старательно выводил карандаш. Из-за ветра, бившего в лицо, Дерек не мог ничего прочитать.
Вопли Майкла стали оглушительнее. Он неистово бился в руках матери, и Лиза уже с трудом могла удерживать его на месте.
Кэт сжалась в комок в руках Рэйчел:
-Мама…
С трудом, но все-таки поднявшись на ноги и отмахиваясь от летевшего в него мусора, Дерек неотрывно следил за карандашом.
Цепляясь за руку Дерека, встал на ноги Филипп, кивнув на стену с карандашом:
-Смотри!
Дерек кивком головы дал понять, что видит.
Карандаш, к тому времени, закончив писать, отлетел в сторону, и мужчинам стала видна вся надпись, целиком. Удивление Дерека возросло:
-Дэвид. Что это значит?
Филипп попытался пожать плечами:
-Я не знаю.
Повисев какое-то время в воздухе, словно убедившись, что надпись прочитана, карандаш рухнул прямо под ноги ошарашенного Дерека.
Исчез слепящий свет, затих ветер.
Бессильно повисну на руках матери, затих Майкл. Он был без сознания.
Убедившись, что самое страшное миновало, Рэйчел обеспокоено взглянула на дочь:
-Ты в порядке?
Та кивнула:
-Да.
-Майкл, ответь мне.
Рэйчел быстро обернулась на голос Лизы. Женщина бережно приподняла голову сына, пытаясь привести его в чувство. Майкл снова был без сознания.
-Останься здесь.
Рэйчел поцеловала Кэт и поспешила на помощь к Лизе.
-Детка, ответь мне. Пожалуйста!
Слезы бежали по щекам женщины. В отчаянии она не знала,что делать. Подоспевший раньше Рэйчел Дерек оттащил Лизу от Майкла и передал в руки Филиппа, давая возможность Рэйчел осмотреть мальчика.
Лиза, рыдая, уткнулась в плечо святого отца:
-Что случилось?
Филипп не знал, что ответить безутешной женщине. Сказать правду о духе, преследующем ее сына? Или придумать спасительную ложь? Так и не определившись, что лучше, он прижал Лизу к себе, гладя по голове, словно маленькую девочку:
-Все в порядке.
Его тихий, мягкий голос подействовал успокаивающе. Лиза перестала плакать и лишь тихонько всхлипывала, молясь за Майкла.
Оставив миссис Баллард на попечении Филиппа, Дерек стал рядом с Рэйчел, склонившейся над Майклом:
-Что ты думаешь?
-Зрачки расширены, пульс слабый, синяки проявились сильнее.
Услышав последние слова, Лиза вырвалась из объятий Филиппа:
-Что с ним? Что происходит?
Не обращая внимания на Лизу, Рэйчел закончила осматривать Майкла и выпрямилась. В ее глазах была тревога:
-Миссис Баллард, я бы хотела ответить, но что бы это ни было, в этой больнице это не вылечить. Вашего сына надо немедленно перевезти в изолированное место.
И видя замешательство женщины, Рэйчел резко добавила:
-Немедленно.
Слезы с новой силой хлынули из глаз несчастной женщины.
Дерек сделал к ней шаг:
-Я понимаю, мы просим слишком много доверия, но если не действовать быстро, может быть слишком поздно.
Карие глаза доктора Райна выражали отчаяние. Уговоры были не его сильной стороной. Как правило, те с кем он работал, кому доверял свою жизнь, понимали его с полуслова, с полувзгляда. Не обходилось, конечно, без споров, но все они делали одно дело. Дерек предпочитал действовать. Однако ему удалось добиться осмысленности во взгляде Лизы. Чуть помедлив, она кивнула:
-Хорошо. Только, пожалуйста, позаботься о нем.
Дерек облегченно вздохнул. Уговоры закончились, и настало время действий. В палате все пришло в движение.
Филипп сорвался с места:
-Я подготовлю вертолет.
Не успела за ним закрыться дверь, Рэйчел кивнула Дереку, взяв Майкла за ноги:
-На три. Один, два, три.
Общими усилиями они подняли мальчика с кровати.

Мистер Баллард терпеть не мог ждать. А ждать ему пришлось уже довольно долго, меряя шагами коридор здания суда, и терпение было на исходе.
Наконец двери зала заседаний открылись, пропуская Деймона Балларда. Надев на ходу пальто, он пожал руку адвоката:
-Спасибо за все. Я ценю это.
Повернувшись, Деймон натолкнулся на отца. Тот встретил его ворчанием:
-Наконец-то. Почему так долго?
Весь его вид выражал недовольство окружающим миром и сыном в частности.
Деймон вздохнул:
-Я должен был внести залог.
Мистер Баллард протянул сыну пакет:
-Нам нужно поговорить.
Приняв пакет, Деймон рассеянно повертел его в руках:
-О чем?
-О бумагах, про которые я рассказывал. Это для нашей собственной защиты.
Деймон вздохнул во второй раз:
-Нашей защиты?
В его взгляде было разочарование. Разочарование отцом, разочарованием собой.
Мистер Баллард усмехнулся:
-Ты же не такой наивный. Ты сейчас проходишь через развод. Ты должен защитить себя, пока это еще возможно.
Последние слова пожилой джентльмен говорил уже в спину Деймону, который решительно шагал к выходу. Баллард-старший еле поспевал за ним. Внезапно Деймон остановился:
-Мы можем поговорить об этом в другой раз?
От неожиданности мистер Баллард застыл на месте, на миг лишившись дара речи. А потом его словно прорвало:
-Нет, черт возьми, тебе нужно закрыть счета, аннулировать кредитные карточки. Я знаю, о чем я говорю. Просто сделай это. Подпиши бумаги, а остальное оставь мне.
Не перебивая, Деймон пристально смотрел на отца. Он никак не мог понять, откуда в нем столько ненависти к нему, Деймону, к его семье. Ведь мистер Баллард любил сына. По-своему, но любил. Почему тяга к деньгам была для него на первом месте? Не судьба его внука и сына, а деньги, карточки, бумаги, счета. Почему он, Деймон, столько лет слепо был предан отцу? Почему раньше не видел его равнодушия? Или не хотел видеть?
-Просто сделать это? А как насчет меня? Я всегда поступал по-твоему. Как я относился к Лизе? Боже, неудивительно, что она хочет развестись.
Горечь в голосе Деймона вызвала усмешку у Балларда-старшего. Качая головой, он с презрением «выплюнул» в лицо сына:
-Ты жалок.
В этот момент Деймон понял, что все было зря: преклонение перед отцом, зависимость от него, подчинение ему, жалкие попытки завоевать его любовь. Для мистера Балларда существовало всего две вещи: деньги и он сам. Все остальное было лишь средством для достижения власти и богатства, в том числе и его семья.
Злость захлестнула Деймона:
-Каков отец, таков и сын.
Глаза джентльмена за стеклами очков сузились, губы зло сжались в тонкую ниточку. Такой неблагодарности от Деймона он не ожидал. А Деймону уже было не до переживаний отца. В его душе появилась пустота. Холодная, темная пустота. Повернувшись к отцу спиной, Деймон зашагал прочь.
-Вернись!
Крик «ударил» в спину, но не остановил Деймона.
-Что ты собираешься делать?
На ходу разорвав пакет с документами, переданный отцом, Деймон выкрикнул:
-Тебе не зачем это знать.
Обрывки бумаги разлетелись по коридору.
Он разорвал путы, связывающие его с отцом. Сейчас для него существовали только Лиза и Майкл. Люди, которых он любил больше жизни и которым причинил столько боли своим равнодушием. И все же, выходя на улицу, Деймон остановился. Он знал, что отец внимательно следит за ним. Не оборачиваясь, но точно зная, что его услышат, Деймон сказал:
-Я хочу видеть моего сына.

На лужайке перед замком стоял черный, похожий на орла вертолет. Точная копия сгоревшего в ночь битвы с демонами. Вертолет доставил в замок Майкла и Лизу. Правда, не обошлось без приключения. Когда машина была в воздухе, призрак вновь напал на мальчика. От гибели всех спасло умение Дерека виртуозно управлять машиной, да молитвы отца Калахана.
Вечер окутал остров Ангела, когда вертолет благополучно приземлился на лужайке перед замком. Майкла разместили в библиотеке. Там же поставили аппаратуру, должную следить за его состоянием.
Пока Рэйчел суетилась, проверяя работоспособность медицинских аппаратов, Лиза сидела в изголовье сына и нежно перебирала его волосы:
-Он выглядит так беспомощно…
Она перестала плакать. Лишь чуть воспаленные глаза выдавали тревогу. Лицо осунулось, и было бледным, но в душе жила твердая уверенность, что здесь, в этом огромном замке ей помогут. Ее мальчика спасут. Слушая там, в больнице Дерека Райна, Лиза чувствовала его силу и уверенность. Она чувствовала - он знает, что делать.
И вот она вместе с сыном в замке. В уютной комнате с приглушенным светом, кучей аппаратуры и личным врачом в лице доктора Рэйчел Корриган, в данную минуту изучающей показания одного из приборов.
-В нашем организме много скрытых сил, особенно у детей. Иногда, просто нужно время.
Рэйчел сновала между кроватью мальчика и аппаратурой, что-то цепляя к телу Майкла, что-то поправляя.

Ник буквально ворвался в кабинет Дерека:
-Что здесь делает мальчик?
Оторвавшись от бумаг, Дерек устало посмотрел на парня:
-Его нужно было изолировать до следующего визита.
-Визита его отца?
Глядя парню в глаза, Дерек пытался понять, что с тем происходит. Почему дело Балларда так задело его? Ник отличался горячим характером, но никогда, ничего не делал без причины.
Дерек откинулся на спинку стула:
-Слушай, Ник, я понимаю твои чувства,…
Ник презрительно хмыкнул.
-…но чтобы не напало на него – это не имеет отношения к жестокому обращению с детьми.
Ник хранил молчание, метаясь по комнате из угла в угол, словно вдруг ему стало тесно в просторном кабинете.
Терпение Дерека иссякло:
-Что происходит? На тебя это не похоже.
Замедлив бег, Ник поднял глаза на Дерека. Там было все: лед, гнев, боль:
-Думаешь, что ты знаешь этого парня? Бьюсь об заклад, ты думаешь, что хорошо знал моего отца. Но ты не знал его, когда он напивался. Он врывался в комнату и бил мою мать, а когда я пытался остановить его, то бил и меня тоже.
Все стало на свои места. Гнев Ника, ненависть к Балларду, почти маниакальное желание доказать виновность Деймона в избиении сына. Вот только знание это ни принесло Дереку облегчения:
-Твой отец? Я понятия не имел.
Гнев Ника испарился, оставив легкую горечь, а еще - обиду:
-Никто не знал, Дерек. Он был отличным парнем, не так ли?
Дерек хранил молчание. А Ник и не ждал ответа. Он просто излил свою душу, не в силах больше нести в себе ненависть к отцу, накопленную с годами и так и не исчезнувшую со смерть Роберта Бойла.
Все мы время от времени нуждаемся в разрядке собственной души, каким бы сильным ты не был, особенно если ты сильный.
-Отличный друг, прекрасный работник.
Обида новой волной накрыла Ника:
-Но никто из вас не жил с ним, а мы - жили.
Слова закончились. Вздохнув, Ник отвернулся от Дерека, уставившись в стену.
Дерек поднялся из-за стола:
-Мне очень жаль. Теперь я понимаю, как тебе сложно сейчас.
В голосе мужчины не было и тени жалости, способной оскорбить гордого Ника Бойла. Было простое человеческое понимание. И Ник принял его.
Время признаний прошло. Начиналась работа.
-Но это не меняет сути. С чем бы мы ни имели дело, оно буквально ворвалось в палату Майкла через окно на седьмом этаже. Потом преследовало нас, когда мы перевозили мальчика. Мы не могли там оставаться. Нужно было безопасное место.
Дерек замолчал, а потом как-то нерешительно предложил:
-Если действительно хочешь помочь этому мальчику, ты должен переселить собственную боль.
-Чего ты хочешь от меня?
-Мы положили его в библиотеке. Как только мы будем готовы, закрой дверь и приготовься ко всему.
-Хорошо.
Не говоря больше ни слова, Ник вышел из кабинета.
Какое-то время Дерек молча, смотрел на закрывшуюся за Ником дверь. Он понял бы парня, если бы тот отказался. Принял его решение. Дерек на собственной шкуре знал, каково жить с человеком, которым восхищаются все окружающие и ненавидят родные. Дерек знал, каково это, когда родной человек является не тем, кем его считают все вокруг.

Закончив устраивать Майкла и оставив его на попечении Лизы, Рэйчел позвонила Эмилии. До приезда девушки у нее было время, чтобы побыть с дочерью.

-Эмили, спасибо, что пришла так поздно.
Входя, девушка лучезарно улыбнулась:
-О, это не проблема.
Женщины прошли в холл, где в одном из кресел сидела, насупившись Кэтрин. Она явно была не в духе. Не обращая внимания на капризное поведение дочери, Рэйчел подала ей пальто и ласково, но решительно подняла с кресла.
Нехотя одеваясь, Кэтрин попыталась сопротивляться:
-Я не хочу домой.
-Я знаю, милая.
Рэйчел одернула пальто на малышке, а та умоляюще посмотрела ей в глаза:
-Я слышала шум. Я хочу знать, что случилось.
Придав своему взгляду честность, Рэйчел улыбнулась:
-Ничего не случилось.
-Ма-а-ма…
Но даже упрек в голосе дочери не смог изменить решение Рэйчел:
-Даже если что-то и случилось, ты поедешь домой и ляжешь спать.
Взяв портфель Кэт, Рэйчел передала его и дочь Эмили:
-Она поужинала. Пусть почистит зубы. Я буду дома, как только смогу.
Эмили улыбнулась:
-Не волнуйтесь.
-Слушайся Эмили и ложись в кровать.
-А ты?
-Со мной все будет хорошо.
Поцеловав дочь на прощание, Рэйчел открыла входную дверь:
-Ладно, осторожно за рулем, пристегните ремни и сладких снов.
Держа Кэтрин за руку, Эмили обернулась:
-Пока.
-Пока.
Закрыв дверь, Рэйчел вздохнула. В руках Эмили Кэтрин была в безопасности, но все равно, на душе было тревожно. Рэйчел переживала за дочь, за то, что не может проводить с ней дольше времени. А еще ее волновали необычные способности Кэтрин. Впервые она узнала о них в Коннемаре, когда Кэтрин услышала голос Коннора, своего погибшего брата. Рэйчел так бы и не поверила дочери, сославшись на детское воображение, на тоску о брате, если бы сама не столкнулась с вещами, неподвластными человеческому пониманию. Если бы не встретила Дерека и всю его команду. С тех пор фантазии дочери уже не казались простой игрой детского воображения.
-Может, нужно было поехать с ней?
Рэйчел подняла голову. На площадке второго этажа стоял Дерек. В карих глазах таились усталость и еле уловимая печаль.
Рэйчел качнула головой:
-Возможно, но я не могу.
В холле воцарилась тишина. Так и не дождавшись ответа, Рэйчел подняла голову:
-Еще советы?
Не отрывая взгляда от Рэйчел, Дерек подошел к ступенькам:
-Собственно, я думал, ради твоей дочери может, ты не так активно будешь принимать участие в этом эксперименте?
Он остановился у самой верхней ступеньки, внимательно смотря на Рэйчел.
Та ступила на нижнюю:
-Ради нее?
-У нее дар видения.
Дерек шагнул вниз:
-Не повзрослеет ли она слишком быстро?
Мысли Дерека странным образом совпали с ее собственными. Рэйчел пожала плечами:
-Я не уверена.
Шаг вверх:
-Я не могу сказать ей, что это не существует.
Ступенька вниз:
-Она считает - все реально?
Дерек не верил своим ушам. Кэтрин была еще слишком мала, чтобы втягивать ее в мир мистического, в мир, который все другие считают вымыслом писателей-фантастов. И в то же время, Дерек знал, что от этого теперь не отделаться. Рано или поздно, Кэт должна все узнать и решить для себя, какую сторону принять. Дар ее – крест ее.
Ступенька вверх:
-Меньше всего я хочу, чтобы моя дочь считала себя ненормальной.
Вниз:
-Это справедливо. Думаю, мы решим это позже.
Вот тут Рэйчел полностью согласилась с Дереком. Сейчас просто не было времени.
Два взгляда пересеклись, пытаясь прочесть друг в друге что-то недосказанное. Однако сказано было все.
Они встретились на середине лестницы.
Обойдя Дерека, Рэйчел перевела разговор на другую тему:
-Что происходит там?
Она кивнула в сторону библиотеки.
-Не знаю, что именно напало на мальчика, но оно сильнее, чем мы думали.
Майкл по-прежнему находился без сознания. Оставив мальчика на попечении Филиппа, Лиза вышла в коридор. Она хотела немного побыть одна, обдумать все, что свалилось на нее, и ее семью. В душе она не верила, что Деймон мог так поступить с их сыном, но как объяснить то, что она видела собственными глазами? Ведь в тот злополучный вечер дома кроме Майкла и Деймона никого не было.
-…оно сильнее, чем мы думали.
Лиза узнала голос Дерека. Склонившись через перила лестницы, она увидела его вместе с Рэйчел. Они о чем-то говорили, но до нее донесся только обрывок разговора. Она не поняла, о чем шла речь, но материнское сердце подсказывало, что они говорили о
Майкле. Страх мгновенно окатил ее с головы до ног:
-Прошу вас, я должна знать, что происходит.
Переглянувшись с Рэйчел, Дерек вздохнул. Не хотел он, чтобы Лиза слышала больше того, что ей говорили. Он не мог всего объяснить. Лиза просто бы не поняла, сочтя его и всех в замке сумасшедшими, и забрав Майкла, покинула бы остров раз и навсегда. А это означало неизбежную гибель мальчика.
Но что произошло, то произошло. Вместе с Рэйчел и Лизой Дерек вернулся в библиотеку.

Ночь сгустилась, окутав замок своими мягкими лапами. Со стороны океана поднимался туман, придавший старинному зданию еще более таинственный вид. Сквозь тьму и клубы тумана пробивался теплый свет окон одной из башен замка. Там кипела жизнь. Обитатели дома готовились принять потустороннего гостя, кем бы он ни был.
Майкла перенесли с кровати на стол, за которым в мирное время собирались все жители замка. Мальчик по-прежнему был без сознания. Боги оказались милостивыми к маленькому существу, насколько возможна милость богов. От его тела тянулись провода к аппаратам, фиксирующим малейшее изменение жизнедеятельности ребенка. Рядом с медицинской аппаратурой стоял монитор, передающий периметр всего здания и показывающий самые отдаленные уголки прилегающего к нему парка. Никому не удастся пробраться незамеченным мимо такого тотального контроля.Именно показания на этом мониторе сейчас больше всего интересовали Дерека Райна.
Рядом с Майклом неотлучно находилась Лиза. Она не понимала, чего ожидает, напряженно всматриваясь в картинку на мониторе, Дерек, к чему приготовился стоящий возле двери, сосредоточенный Ник, и почему Филипп Калахан, в одежде священника с Библией в руках, внимательно смотрит на Дерека, словно ожидает от него какого-то сигнала.
Лиза вновь перевела взгляд на Дерека. Внешне он был спокоен, и лишь в глазах светилась еле заметная тревога.
Оторвавшись от монитора, он осмотрел мальчика, щелкнул одним из тумблеров и взглянул на тех, кто стоял за его спиной:
-Если все готовы, давайте начнем.
Нервы Лизы сдали:
-Что вы собираетесь делать?
-Сначала нужно выяснить, собственно, против кого мы сражаемся, тогда мы узнаем, что делать.
Дерек не знал, что еще он может сказать этой женщине, как утешить. Да и нужны ли ей слова утешения? В последний раз взглянув на монитор, Дерек кивнул Филиппу.
Глубоко вздохнув и призвав всевышнего на помощь, отец Калахан подошел к лежавшему Майклу, осенил его крестом и произнес первые слова молитвы.
И тут началось…
На мониторе, в районе библиотеки, высветилась красная точка, извещающая, что тот, кого ждали, явился. Порыв ветра хлестнул Филиппа в лицо, заставив замолчать и отступить на шаг назад.
Комната осветилась ярким светом, ослепившим на миг всех, кто там был.
Взяв себя в руки и сражаясь с порывами ветра, отец Калахан творил молитву:
-Отче наш сущий на небесах…
От знакомой, раздирающей все тело боли пришел в себя Майкл. Взвыв, он изогнулся, норовя соскользнуть со стола. Лиза перехватила его, не дав рухнуть на пол.
-…да святится имя твое…
Шквал ветра с новой силой ударил в лицо Филиппа, пытаясь сбить его с ног.
-…хлеб наш насущный дай нам на сей день…
Силы Лизы были на исходе. Она готова была отпустить сына в любую минуту. Видя это, к ней начал пробиваться Ник.
Щурясь от слепящего глаза света и прикрываясь рукой от ветра, Дерек прилагал все усилия, чтобы рассмотреть гостя.
-…и простит нам долги наши…
Взорвалась аппаратура, разлетаясь осколками в разные стороны, один за другим гасли мониторы.
-…но избавь нас от лукавого…
Шквал ветра вырвал из рук святого отца Библию, отшвырнув ее в дальний угол комнаты. Филипп не собирался сдаваться. Если уж споря с Дереком, он побеждал, что ему какая-то потусторонняя сила. В руках священника появился крест:
-Аминь.
И тут предел терпения иссяк у гостя. Молитва явно пришлась ему не по вкусу. Едва последнее слово сорвалось с уст Филиппа, как сам священник оказался в дальнем углу библиотеки вместе с крестом. Кубарем преодолев расстояние до противоположной стены, Филипп впечатался в нее и грузно осел на пол.
Майкл заходился в вопле ужаса. Все что сейчас могла сделать для него Лиза, это стараться изо всех сил не выпускать сына из рук. И именно сейчас, она поняла, что Деймон говорил правду. Он не трогал их сына. Правда, понимание пришло несколько поздно.
А дух продолжал буйствовать. Следующий порыв ветра отшвырнул Дерека туда же, куда минутой раньше улетел Филипп.
Ник так и не смог приблизиться к Майклу. Ветер удерживал его на месте, не давая ступить ни шагу. Все его силы уходили на сопротивление порывам ветра. Но даже сквозь ветряной рев Ник расслышал посторонний звук. Он повернул в его сторону голову и увидел, как входная дверь открылась, и на пороге появился Деймон Баллард.
Увидев его, Ник забыл о призраке, урагане и собственной беспомощности. Его гневу мог бы сейчас позавидовать даже их непрошенный гость.
-Что ты здесь делаешь? Убирайся!
Однако на Деймона это не произвело никакого впечатления. Взгляд мужчины был прикован к сыну. Ему уже была знакома картина: ветер, слепящий свет, поломанная мебель, ужас Майкла и собственная беспомощность. Все это уже было в их доме, в тот злополучный вечер.
Призрак разозлился еще больше. Вот только не на вошедшего Деймона, а на Ника. Бывший морской котик отправился в ту же кучу, что Филипп и Дерек.
Почувствовав, что вокруг что-то изменилось, Лиза оторвала взгляд от Майкла и увидела, как к ним пробивается ее муж.
-Деймон…
Майкл издал вопль громче обычного и в комнате, в лучах яркого света и порывах ветра появился мальчишка.
Если бы сейчас здесь была Кэтрин Корриган, она с легкостью бы опознала в нем того, кто привел ее в палату Майкла, того, чей облик внушил ей страх, смешанный с любопытством. Он был таким же, как и в больнице: полуобнаженным, с мокрыми волосами, бледным лицом и взглядом дикого зверя: упрямым и злым.
Увидев мальчишку, Деймон покрылся липким потом страха. В голове смешались все мысли, уносясь далеко в прошлое. В прошлое, где он был юным и счастливым, а главное любящим и любимым.
-Не-е-ет…
Глядя прямо в глаза Балларда-младшего, призрак произнес:
-Я. Не могу. Дышать.
Речь его была странной. Слова пробивались наружу, словно сквозь препятствия, со свистом.
-О, господи…нет…
Это были последние слова Деймона Балларда перед тем, как он рухнул в спасительный обморок.
Темные глаза призрака изумленно округлились, если, конечно, призраки могут чему-то изумляться. Этот, казалось, мог. Он ожидал чего угодно: воплей страха, мольбы о пощаде, но обморок – это слишком даже для него.
Ветер в комнате постепенно затих.
Выбравшись из кучи книг, рухнувших на него, Дерек переводил взгляд с Майкла, лежащего на руках матери, на мокрого мальчишку, стоявшего посреди библиотеки. В глазах прецепта Сан-Францисского дома блестели, чуть ли не азартные искорки. Его аналитический ум уже собрал почти всю мозаику этой, запутанной истории. Не хватало всего лишь нескольких кусочков, которые должен был дать Дереку Деймон.
Вслед за Дереком поднялся на ноги Филипп, и вдвоем они бросились к лежащему на полу Балларду, пытаясь привести его в чувство.
И никто из присутствующих не заметил, как тихо исчез долгожданный гость.

Придя в себя, Деймон попросил разрешения остаться одному. Его просьбу выполнили. После визита «с той стороны» всем не мешало бы прийти в себя.
На душе мужчины «висел» тяжелый камень, утянувший его в прошлое, о котором он, как ему казалось, забыл и думать. Тяжело ступая, Деймон прошёл в ванную комнату. Открыв кран с водой - уставился в зеркало. На него смотрело изможденное, небритое лицо с воспаленными глазами. Что с ним стало? Ведь он был совсем другим. Молодым, энергичным. Когда-то у него было все: любимая, надежда, планы на будущее. У него была мечта.
А что сейчас? Призраки прошлого и страх. Страх за Лизу и Майкла. Они ни в чем не были виноваты. Впрочем, те, из далекого прошлого тоже ни в чем не были виноваты. Вся вина ложилась на его плечи. За трусость. За слабость и безволие.
Деймон наклонился над раковиной. Ополоснул лицо. Легче не стало. Отрешенно посмотрел в зеркало. Ужас с новой силой нахлынул на него.
Из ванны, отраженной в зеркальном стекле, медленно из воды поднимался мальчик. Вода струями стекала с его щуплого тела.
Резко обернувшись, Деймон в испуге уставился на ванну. Там в полный рост стоял все тот же мальчишка. Его горящие ненавистью и злобой глаза проникали в самую душу Деймона Балларда. Но мужчине стало еще страшнее, когда в огромном зеркале, висящем прямо позади ванны, отразилась спина мальчишки. Сквозь сгнившую плоть серыми лохмотьями сползавшую с плеч ребенка, были видны кости скелета, уже кое-где провалившиеся.
Ужас сжал горло ледяными щупальцами. Деймон не мог издать ни одного звука, лишь открывал и закрывал рот, как рыба, выброшенная на мель.
В ванной комнате повеяло холодом.
А потом мальчишка произнес уже знакомые Деймону слова:
-Я… не… могу… дышать…
Слова со свистом и шипением вылетали из его горла, словно оно было залито водой.
Это стало последней каплей. В ужасе Деймон закрыл глаза руками, стараясь закричать. Крика не было. А через мгновение он почувствовал, что остался один. Осторожно отняв руки от лица, Деймон взглянул на ванну. Там никого не было. Только по краям ее осталась черная полоса грязи. Осторожно коснувшись полосы кончиками пальцев, Деймон испуганно прошептал:
-Дэвид?...
Страх не спешил его отпускать.
avatar
Angel
Призрак
Призрак

Читает журнал с : 2011-01-24

Сообщений : 16

Записано в Журнал: в Март 3rd 2013, 19:42

-Принимая во внимание этот феномен, тяжело идентифицировать потустороннюю сущность.
Дерек, Рэйчел и Лиза шли по коридорам замка. После напряженной ночи все, без исключения, чувствовали себя крайне уставшими, но Лизе Баллард досталось больше всего. У нее не было длительной подготовки в общении с духами, да и мысли о Майкле держали ее на пределе.
-Но дух последовал за ним, как мы надеялись.
Уловив нотки радости в голосе Дерека, Лиза остановилась и удивленно воззрилась на него:
-Надеялись?
Она отказывалась верить в происходящее:
-Вы знали, что это произойдет?
Вопрос Лизы застал Рэйчел врасплох. Она не знала что сказать. Еще бы год назад она сочла бы сумасшедшим того, кто заявил бы ей, что Кэтрин может общаться с духами. Сейчас, окунувшись в эту сторону жизни, на многие вещи она стала смотреть по-другому.
Дерека Райна не так-то легко было сбить с толку даже материнским гневом:
-На вашего сына напали у вас дома и дважды в больнице. Не удивительно, что оно догнало его и здесь. Но теперь мы знаем, с чем столкнулись.
-И что же это?
Словно ища поддержки, Дерек взглянул на Рэйчел. Когда требовалось сообщить о духах человеку абсолютно в них не верящему, Дерек терялся. Не найдя иной помощи, кроме моральной, доктор Райн собрался с духом и выпалил:
-Вашего сына преследует призрак.
В полном молчании Лиза смотрела на Дерека, пытаясь сообразить, шутит тот или говорит серьезно. Избиение сына отцом было для нее событием из ряда вон выходящим, но вполне реальным. Призраки – это область мистического. Лиза никогда не верила ни во что такое. Разум женщины заметался в поисках ответов. А Дерек, по всей видимости, решил ее доконать:
-Призрак ребенка.
Лиза еще пристальнее взглянула в темные глаза Дерека. Они были серьезны и задумчивы, и в них не было и намека на издевательство или злую шутку. И Лиза Баллард, еще вчера бывшая любимой женой и счастливой матерью, вынуждена была принять новый для нее мир. Мир, в котором она оказалась отнюдь не по своей воле.

В библиотеке, куда Дерек, Рэйчел и Лиза пришли, уже Собрались все остальные.
Майкл лежал на столе. Правда, теперь его не окружали аппараты. В них отпала необходимость. Диагноз был поставлен. И для лечения больного нужны были совсем иные методы, нежели медицинское вмешательство.
В изголовье импровизированной кровати стоял отец Калахан, бережно поддерживая голову ребенка. Филипп задумчиво смотрел на бледное лицо Майкла и молился единственному Богу, в которого верил, о спасении невинной детской души.
В ногах Майкла стоял, скрестив руки на груди Ник Бойл. Немигающим взглядом он впился в Деймона Балларда, стоявшего тут же, готовый в любую минуту вышвырнуть того из комнаты, подойди он только к Майклу.
Деймон был задумчив. За прошедшие часы он пережил столько, сколько не переживал за всю свою жизнь. Он полностью переоценил прожитые годы, и если бы можно было все вернуть назад, он многое бы изменил. Но…. Сейчас ему оставалось только одно – оплатить долг перед ребенком мертвым и спасти ребенка живого.
Едва войдя в библиотеку, Лиза остановилась, почувствовав напряженную обстановку. Дерек ободряюще улыбнулся ей:
-Прошу вас, не сердитесь. Мы зададим вам несколько вопросов.
Лиза кивнула.
Получив согласие, Дерек задал первый вопрос:
-У вас был мертворожденный ребенок?
Женщина растерянно качнула головой:
-Нет, никогда.
В комнате внезапно стало холодно. За окнами полыхнула молния, и вдали послышались раскаты грома.
Дерек не отступал:
-У Майкла не было близнеца?
Не успела женщина открыть рот, как к ним рванул взбешенный Деймон:
-О чем вы? Конечно, нет!..
Вспышка гнева заставила всех присутствующих в недоумении уставиться на Деймона. Особо удивился Дерек. Он знал друга очень хорошо, и такое поведение было ему совсем не свойственно. Возможно, вопросы нужно задавать вовсе не Лизе.
Первой очнулась мисс Баллард. Призраки и вся мистика вместе взятая были тут же забыты.
-Ты не имел права приходить сюда.
-Лиза, прошу, послушай.
-Нет, это ты послушай.
Женщина вплотную придвинулась к Деймону:
-Все началось из-за тебя. Я не хочу, чтобы ты был рядом с Майклом, понимаешь? Я хочу, чтобы ты находился как можно дальше от него.
Деймон не двинулся с места. Еще пару дней назад его бы расстроила ненависть жены, но сейчас, когда он знал, в чем дело, ему было все равно. Майклу грозила беда, и он, Деймон, намерен был предотвратить ее. Жизнь дала ему шанс поступить как мужчина, сообразно СВОЕМУ желанию.
-Злись на меня, делай что хочешь, но забери Майкла и покинь это место, прежде чем призрак вернется.
-Ты не расслышал – от него не избавиться.
И словно в подтверждении ее слов, очередной сполох молнии осветил окно.
-Она права.
Деймон обернулся на голос, и встретился взглядом с Филиппом Калаханом. Тот продолжал осторожно поддерживать голову ребенка.
Деймон упрямо мотнул головой:
-Нет.
Он вновь повернулся к жене:
-Забери Майкла и уезжай. Сейчас!
Видя, что Лиза медлит, Деймон сам кинулся к Майклу. На его пути встал Ник. Не меняя позы, парень зло смотрел на него:
-Попробуй еще раз.
Исполненный решимости, Деймон готов был вступить в драку с любым:
-Убирайся с моей дороги!
-Этого не произойдет.
Легкий толчок в грудь, заставил Деймона пошатнуться. Но он не сдался. Неуклюже замахнувшись, Деймон пошел на Ника, и наткнулся сначала на блок, а через секунду получил удар в лицо. Сила удара была такой, что мужчина пролетел с метр и рухнул на стол, где лежал Майкл.
Дерек бросился на помощь другу. Помог подняться, одарив Ника укоряющим взглядом.
Парень пожал плечами:
-Извини, он напросился.
И получил в ответ спокойное, но холодное:
-А ты – нет?
Дерек увел Деймона подальше от Ника, который под ледяным взглядом Дерека почувствовал себя нашкодившим мальчишкой.
Пока мужчины выясняли отношения, Лиза и Рэйчел подошли к Майклу.

Над замком бушевала гроза. Дождевые струи хлестали по стеклам окон, ярко искрясь в свете молний.

Справедливый гнев прецепта настиг не только Ника. Сунув Деймону в руки платок, Дерек грозно навис над ним:
-Этот призрак откуда-то взялся. Ты знаешь – откуда.
Дерек не спрашивал. Он утверждал.
Прижав платок к разбитой губе, Деймон устало вздохнул. Ему, вдруг, все осточертело: отец с постоянными нотациями, Лиза с укорами, теперь еще и Дерек.
-Мне нечего сказать.
Но отвязаться от друга ему не удалось. Дерек настаивал:
-Думаю, что есть. Когда ты приехал, дух проявил свои силы. И я боялся, что мы с ним не справимся, но как только он тебя увидел,
В голосе Дерека проснулась злость:
-все прекратилось.
Ничего не ответив, Деймон зашагал прочь от Дерека, тот не отставал, злясь все больше и больше. В эту минуту он сам готов был ударить друга. На кону стояла жизнь ребенка.
-Похоже, что он специально привел тебя сюда. Почему? Ты должен позволить мне помочь тебе.
Деймон остановился. Таким Дерек его не видел еще ни разу. Мягкие черты лица заострились, глаза с ненавистью смотрели на него:
-Пошел к черту.
Что-то часто Дерека стали туда посылать. Замерев на месте, доктор Райн с любопытством спросил:
-Зачем? Там я найду ответ?
Ненависть оставила Деймона Балларда так же внезапно, как и появилась. Молча он начал спускаться по лестнице.
Дерек сменил тактику:
-Черт побери, мы же друзья. Ты должен все мне рассказать, пока призрак не вернулся.
Догнав Деймона на нижней площадке, Дерек заглянул ему в глаза:
-Если его цель не Майкл, то он использует его, чтобы добраться до тебя. А если он тебя узнал – что ты знаешь? В чем дело? Скажи? Ты должен сказать.
Вопросы градом сыпались на Деймона, и тот понял, что отмолчаться ему не удастся.
-Господи! Почему он не умрет!?
Деймон зашагал дальше, оставив друга в одиночестве размышлять над сказанным.
Дерек еще не до конца разобрался в происходящем, но одно он знал точно: Деймон Баллард был причиной появления призрака. И именно Деймон Баллард должен помочь так или иначе призраку покинуть мир живых.
Небеса ответили Дереку громким раскатом грома, словно подтверждая его правоту.
Догнав друга, Дерек ответил на вопрос:
-Потому что ему что-то от тебя нужно.
Нервы Деймона не выдержали, и он сдался:
-Что мне делать?
-Для начала расскажи правду.
Баллард задумался. Легко сказать «расскажи». Для этого нужно окунуться в прошлое, которое десять лет пытался. Немного помолчав, он начал:
-Мы были так молоды.
Казалось, на эту фразу ушли все силы и вся решимость Деймона. Он снова замолчал. Дерек не торопил друга, понимая как ему тяжело.
А за окном громыхнул очередной раскат грома, как бы поддерживая и поощряя мужчину.
-Ее звали Лора. Мы познакомились, когда я учился в колледже. Она работала в книжном магазине. Она была так красива... Такая яркая….У ее семьи не было ни денег, ни положения, ни власти. А я мечтал только о ней.
Деймон с тоской посмотрел на темное и мокрое от дождя, словно в слезах, окно. Воспоминания одно за другим выныривали из
глубин памяти:
-Мой отец ненавидел ее. Она забеременела. Мой отец пришел в ярость.
Дерек слушал не перебивая. В карих глазах отражались жалость и чуть-чуть презрения к слабому и безвольному человеку, Деймону Балларду.
-Он настаивал на аборте. Она отказалась, и родила ребенка. Мальчика. Дэвида.
Все остальное Дерек уже знал, но перебивать друга он не стал.
-Мой отец потребовал, чтобы я отказался от него, но она настаивала на признании отцовства. Тогда отец потянул за нужные ниточки. А я просто стоял рядом.
Деймон замолчал.
Презрение на лице Дерека стало явным:
-Что с ними случилось?
-Через десять лет я получил это…
Вытащив из кармана бумажник, Деймон вынул из него сложенную пополам карточку.
На Дерека, улыбаясь, смотрела молодая красивая женщина в обнимку с мальчишкой, в котором Дерек узнал гостя из потустороннего мира. Правда, было одно отличие: на фотографии мальчишка улыбался, а в карих глазах светилась жизнь. В его взгляде не было и тени злобы, исходившей от призрака. На обратной стороне фотографии была надпись: «Деймону. Всегда твои. Лора и Дэвид».
На вопросительный взгляд Дерека Деймон покачал головой:
-Не спрашивай, почему я сохранил ее. Может это чувство вины? Через два дня после этого она покончила с собой. Мальчика нашли в ванной. Он утонул.
Пока Деймон все это рассказывал тихим, бесцветным голосом, на лице Дерека промелькнула целая гамма чувств. Его темные глаза наполнялись одновременно жалостью к погибшим матери и ребенку, болью, словно он почувствовал, что творилось на душе у брошенной и любящей женщины. Он чувствовал презрение к Деймону ненависть к его отцу. Они оба были повинны в гибели двух невинных душ.
И еще. Сейчас он точно знал, что происходит. Он знал, зачем явился призрак. Мозаика сложилась вся, до последнего кусочка:
-Мокрые следы. Ровесник Майкла. Он пытается сделать с Майклом то же самое, что сделали с ним. И есть только один способ, чтобы остановить его. Ты должен искупить свою вину.
Дерек выжидательно смотрел в осунувшееся лицо друга.
И тут сквозь грохот грома до них донесся крик:
-Дерек!...
Доктор Райн выдохнул:
-Началось.
И оба мужчины кинулись в библиотеку.

В библиотеке бушевал ураган. Ледяной холод пробирал до костей. Вокруг стола, на котором лежал Майкл, собрались четверо взрослых, пытаясь, одновременно удержаться на ногах и прикрыть ребенка.
Перекрикивая шквал ветра, Ник посмотрел на Филиппа:
-Что будем делать?
Пытаясь согреть руки Майкла своим дыханием. Филипп ответил Нику:
-Если бы знать, как остановить его….
Лиза, всхлипывая, гладила сына по голове:
-Его тело будто ледяное.
Рэйчел скинула фонендоскоп:
-Мы его теряем. Разговаривай с ним. Давай.
Лиза рыдала, склонившись над сыном:
-Он меня не слышит.
-Он не отвечает, но слышит твой голос. Разговаривай сердцем.
Филипп кивнул, подтверждая сказанное Рэйчел:
-В опасности ни его тело, а душа.
Взяв себя в руки, Лиза попробовала еще раз:
-Майкл! Я очень люблю тебя, Майкл. Я не буду жить без тебя. Пожалуйста, не оставляй меня.
В библиотеку ворвались Дерек с Деймоном. Быстро окинув все происходившее, Дерек обратился прямо к призраку:
-Послушай меня, Дэвид. Остановись, пока не поздно.
Ответом был мощнейший порыв ветра, да грохот грома за окном в ярких сполохах молний.
Дерек чертыхнулся:
-Покажись!
Яркое пятно света озарило комнату, и прямо по центру появился Дэвид в своем обычном, мокром обличье. Взгляд излучал ненависть. Едва сияние померкло, как Дерек отлетел в сторону, приземлившись прямо в дверь. Удар был такой силы, что на миг он потерял сознание.
Люди вокруг Майкла сплотились теснее. Каждый из них уже успел испытать на себе силу призрака.
-Дэвид…
В глазах Деймона не было страха. В них светились нежность и любовь к сыну, которого много лет назад он предал, а потом и убил. Своей слабостью, своим равнодушием.
-Я…не…могу…дышать…
Ненависть в глазах призрака сменилась любопытством. Он изучающе смотрел на стоящего перед ним мужчину. При жизни он ни разу не видел его, но где-то в глубине памяти жили воспоминания. По рассказам мамы. По фотографиям.
А потом Дэвид резко обернулся в сторону Майкла.
Ветер усилился.
Глаза призрака полыхнули ненавистью.
Тело Майкла мощным порывом вырвало из рук державших его людей.
-Нет…
Заливаясь слезами, Лиза протянула руки к телу сына:
-Нет….нет…
Со всего маха тело Майкла шлепнулось на пол, подъехав прямо к ногам Дэвида.
Лиза кинулась к Майклу. Ее перехватил Филипп:
-Нет.
Дэвид смотрел на распростертое перед ним тело. Его нисколько не беспокоили вопли женщины. Он хотел только одного, восстановить справедливость. Почему этот мальчишка должен жить? Жить с его отцом? В то время как он уже никогда не увидит мир живых. За что с ним поступили так жестоко?
Дэвид медленно развернулся в сторону Деймона, который растерянно смотрел на него, не зная, что делать. Он был виноват перед сыном и Лорой. Он был виноват перед сыном и Лизой. Двоих он еще мог спасти. Сейчас судьба давала ему шанс искупить вину перед всеми. Найти согласие с самим собой.
Лиза, наконец, вырвалась из сильных рук Филиппа. Вытирая слезы, она с мольбой смотрела на всех по очереди:
-Почему он не скажет, чего хочет?
Ответом ей был порыв ветра.

Придя в себя, Дерек с трудом поднялся на ноги. Он слышал вопрос Лизы, а главное знал на него ответ. Бросив взгляд на Дэвида, стоящего над распростертым телом Майкла, Дерек выдохнул:
-Он показал. Грехи отца. Деймон, время искупления.
Деймон и сам знал это. Неуверенно он протянул руку в сторону призрака:
-Дэвид…
Откинув голову назад, призрак издал вопль, швырнувший в лицо Деймона порыв ветра. Мужчина отлетел в дальний угол, где решимость покинула его:
-Я не могу…
Отступить не дал Дерек. Деймон единственный, кто должен был поставить точку во всей этой истории. Единственный, кто мог остановить Дэвида.
-Ты должен.
Обреченно качнув головой, Деймон сделал шаг вперед:
-Дэвид… Сынок…
-Я… не…могу…дышать…
Дэвид выплескивал на отца весь ужас пережитой смерти.
-Прости меня. Я был неправ.
Сражаясь с порывами ветра, Деймон старался подобрать правильные слова. И сын услышал его. Наклонив голову, Дэвид с жалостью смотрел на человека, повинного в его смерти. А потом в черных глазах появилась тоска.
Ветер стих.
Слезы катились по щекам Деймона:
-Но ты не исправишь этого, забрав невинную жизнь. Я убил тебя. Стал причиной твоей смерти и смерти твоей мамы.
Услышав признание мужа, Лиза на какое-то время забыла обо все на свете. За одиннадцать лет жизни, Деймон ни разу не упомянул о своем первом сыне. Все эти годы он лгал ей, говоря о своей любви. Лиза тряхнула головой. Нет, это какое-то наваждение… Она отказывалась верить своим ушам.
А Деймон продолжал изливать душу призраку:
-Это был я. Я тот, кто заслуживает, чтобы платить. Не твой брат.
Взгляд Дэвида опустился вниз. Там у его ног все также без движения лежал Майкл.
Неожиданно наступила тишина.
И ветер и люди, казалось, застыли в ожидании.
-Забери меня. Пощади его.
Очень медленно Дэвид протянул руку к Деймону:
-Идем со мной…,отец…
Голос прошелестел в звенящей тишине легким шорохом.
Всего один раз Деймон оглянулся на Лизу, молча прося прощение.
За ложь…
За предательство и обман…
За все…
Предчувствуя беду еще большую, чем случилась с Майклом, Лиза сделала шаг навстречу Деймону.
-Лиза, я…
-Возьми…меня…за…руку…
Темные глаза Дэвида начали вновь наполняться ненавистью.
Вздрогнув, Деймон коснулся своей рукой ледяной руки сына.
Вспышка света и…
…Деймон, задыхаясь, хватал ртом воздух. Он тонул, захлебываясь в воде, чувствуя, как она заполняет легкие, мешая дышать. Последнее, что он увидел перед собой, были темные, печальные глаза его сына. Сына, которого он ни разу ни видел в его Жизни.
Свет нарастал, расширялся. В этот миг Лиза поняла, что теряет Деймона навсегда:
-Деймон, не надо…
Воспользовавшись моментом, Дерек оттащил бесчувственное тело Майкла на безопасное расстояние.
Издав крик боли, Деймон исчез вместе с Дэвидом в последнем отблеске света.
Рыдая, Лиза бросилась к сыну:
-Майкл…О, малыш, я так волновалась.
Она обняла мальчика:
-Я так рада, что ты в безопасности.
-Все кончено. Проклятие снято.
Дерек продолжал смотреть туда, где еще секунду назад стоял Деймон, его школьный товарищ. Он позволил ему погибнуть ради искупления вины. Но иначе и быть не могло.

Живя, мы совершаем ошибки. И это нормально. Кто-то исправляет их, кто-то, перешагнув, идет дальше. Но приходит время, и мы платим по счетам. За все свои ошибки. Оптом.

Дерек знал одно, спаси он друга, не дай оплатить этот счет, и вина Деймона выросла бы тысячекратно. Таков закон мироздания – ничто не остается не оплаченным. Душа Деймона была бы обречена на еще большие страдания.
Дерек не мог так поступить с другом.
Это был выбор самого Деймона.
Вот только свою душу Дерек заставил страдать, возложив на нее еще и смерть друга. Но это крест самого Дерека. Это его судьба и судьба тех, кто пошел за ним, кто доверил ему свои жизни.
Гроза за окнами перестала громыхать. Утихомирился дождь.
А людям было явлено чудо. На руках у Лизы пришел в себя Майкл. Он с недоумением в глазах осмотрелся вокруг, словно пытаясь припомнить, где он и что с ним произошло.
А впрочем, так и было. Человек странное существо и устроен странно. Его память блокирует плохие воспоминания, оставляя только положительные эмоции, воспоминаниями о которых человек будет жить еще долгие годы. А все плохое уходит куда-то, подергиваясь дымкой, становясь призрачным миражом.
Кто знает, может, для Майкла вся эта история осталась сном. Тяжелым кошмаром, который прекратился, как только мальчишка открыл глаза и обнаружил, что лежит в объятиях своей мамы…

Открыв жалюзи, Дерек посмотрел в окно. От грозы не осталось и следа, кроме лужиц на садовых дорожках, да капелек воды, стекавших по темному стеклу. Взгляд прецепта был задумчив, но спокоен. Жизнь юного Майкла Балларда вне опасности, а значит, он поступил правильно, толкнув Деймона на сделку с призраком. Дерек надеялся, что душа друга нашла примирение с собой. Он верил, что, забрав отца, Дэвид обрел покой.
Дверь открылась, пропуская Ника:
-Если ты занят, я зайду позже.
-Вовсе нет. Проходи. Присаживайся.
Дерек кивнул на кресло.
Но Ник по привычке устроился на краешке стола:
-О том, что случилось...
Дерек чуть склонил голову:
-Да?
-Мой отец…
Ник замолчал, а потом прямо посмотрел в глаза Дерека:
-Спасибо.
-За что?
-За понимание.
-Твой отец обижал тебя. Делал то, о чем я не знал. Некоторые раны не заживают, но…
Дерек отвел взгляд:
-…никто не может изменить прошлое. Нужно найти в себе
силы…
Две пары карих глаз скрестились:
-…идти дальше.
Улыбнувшись, Ник пожал протянутую руку Дерека. Все что не было досказано словами, мужчины сказали взглядом. Они оба были благодарны друг другу за простое человеческое понимание.

Проводив Ника, Дерек вернулся к окну. Жизнь продолжала идти своим чередом.
Сейчас город спал.
Но наступит завтра…
И будет новый день…
Карие глаза доктора Дерека Райна, прецепта Сан-Францисского дома Наследия отливали янтарем. На душе было легко и спокойно.
До потом…
avatar
Vilivarin
Наследник
Наследник

Читает журнал с : 2008-06-03

Сообщений : 6309

Записано в Журнал: в Март 3rd 2013, 20:04

Огромное спасибо за новеллу! Благодарю! Я вытащила главы из-под спойлеров, иначе они будут хуже индексироваться.
avatar
Lexx Murphy
Хранитель Журнала
Хранитель Журнала

Читает журнал с : 2010-06-16

Сообщений : 6199

Записано в Журнал: в Март 4th 2013, 21:58

Ого, спасибо за труд! Здорово! Великолепное изложение серии, даже не знаю, как поблагодарить!
avatar
Мистер Чиз
Участник
Участник

Читает журнал с : 2013-03-04

Сообщений : 157

Записано в Журнал: в Март 5th 2013, 14:41

Хорошо получилось, прямо по серии Здорово!
avatar
Ромашка Настырная
Почетный Участник
Почетный Участник

Читает журнал с : 2012-06-06

Сообщений : 1954

Записано в Журнал: в Март 16th 2013, 02:58

А от меня спасибо примите? Очень люблю эту серию, и у вас она отлично превратилась в рассказ! Уже закачала себе его в читалку. Благодарю!
avatar
Angel
Призрак
Призрак

Читает журнал с : 2011-01-24

Сообщений : 16

Записано в Журнал: в Май 27th 2013, 17:22

Большое спасибо Всем за столь высокие оценки новелизации.
Vilivarin, отдельное спасибо за исправление "технического косяка".Ромашка Настырная, без сомнения, принимаю ваше спасибо, и точно так же приму любую критику с вашей стороны. Рада, что вам понравилось. Мистер Чейз, я не ставлю перед собой задачу придумать что-то новое, просто пытаюсь представить (наверное,в силу своей профессии), как бы это выглядело не на экране, а в "книжном варианте".Ну вот что получается, то получается Улыбаюсь Lexx Murphy, для меня это не сложно. Все идет как говорится "на одном дыхании".Спасибо вам за отзыв Согласен